Дискуссии о литературе российских немцев

Давайте подумаем вместе!

Литература российских немцев: фикция или феномен?

Кого относить к писателям – российским немцам? Где они живут – в России, Германии, других странах?

Есть ли у российско-немецкой литературы читатель?

Какие книги стоят на полках у российских немцев?

Как помочь российско-немецкой литературе?

Приглашаем вас к рассуждениям на эти темы в древе комментариев.

Отзывов (6).

  1. Лена пишет 21.06.10 в 12:22 пп

    Думаю, российско-немецкая литература- это все, что вышло из под рука писателя российского немца (ведь мы называем немецкой литературой то, что было написано немцами, французской – то, что было написано французами). Независимо от тематики. И где бы ни жил этот писатель – судьбы по разному складываются, но национальная сущность от этого ведь не изменяется.
    Хорошо, если есть преемственность культуры. Точнее сказать, российско-немецкой субкультуры. А это значит, что у каждого стоят на полке хотя бы две три книги любимых писателей и поэтов из числа российких немцев. Но я не уверена, что дело обстоит именно так…особенно относительно молодого поколения. Нужно прочитать много, пока найдешь именно свое. То, что является продолжением или отражением тебя. Возбуждать желание читать, искать, пропускать через себя…Вот какой должна стать литература российских немцев. Сейчас мне кажется, она больше похожа на скрытый источник, о котором можно узнать, только столкнувшись в плотную. Богатый, живительный, скрытый источник.

  2. Litklub пишет 21.06.10 в 12:22 пп

    Спасибо Елене Гриненвальд за интересный комментарий. Ждём от Вас, Лена, новых произведений. Творите!

  3. Alexander Schuklin пишет 21.06.10 в 12:22 пп

    Думаю, что литература российских немцев – это исторический факт, не считаться с которым было бы просто глупо. Если же учесть отношение к истории в нашей стране, то современная литература российских немцев – это безусловно феномен, который необходимо исследовать.
    К писателям – российским немцам логично относить тех, кто принадлежит к этому этносу, ну а в какой степени – большей или меньшей – это уже дело лично каждого. В настоящее время в век развитой коммуникации место жительства человека не является определяющим фактом его этнической принадлежности. Российский немец может жить равно как в России, так и в Германии, и в Казахстане, но от этого не перестает быть носителем одной культуры.
    Читатель у российско-немецкой литературы безусловно есть. Возможность говорить, что думаем и писать, что хотим – появилась у всех нас не так уж давно. Но вот пользоваться этим благом, к сожалению, научились не все. Необходимо думать не только о том, чтобы полно изложить на бумаге свои мысли, но и о читателе в первую очередь. Писатели – российские немцы – мультикультурные авторы и произведения их интересны не только для носителя определенной этнической принадлежности.
    Обратить более пристальное внимание со стороны науки на литературу российских немцев – очень важный шаг, который необходимо предпринимать, несмотря на трудности и недопонимание со стороны коллег, искренне удивляющихся: «А что, у них и литература есть?!» Но более важное, на мой взгляд, помочь писателю – российскому немцу, говорящему зачастую тихо и несмело, стать более уверенным в себе. Издание книг российских немцев – очень хорошее дело, и стремление к большим тиражам, как мне кажется, тут совсем не обязательно. Не стоит бояться издавать немного, ведь штучный экземпляр всегда ценнее массового.

  4. Евгений Мауль пишет 21.06.10 в 12:22 пп

    Считаю, что самому определению «российско-немецкая литература» еще предстоить дать необходимую форму, более четкие контуры. Будучи российским немцем по происхождению (фам. Вогау по отцу) считал ли Борис Пильняк себя российско-немецким писателем. Вопрос скорее риторический, так как он, хотя и обращался к немецкой тематике, является неотъемлимой, весьма значимой частью огромной русской литературы, а с ней и в целом достоянием мировой.
    Что есть, к примеру, швабская или гессенская литература? Это, прежде всего, подвид немецкой литературы, написанной на швабских и гессенских диалектах.
    Быть может, в дефинировании самого феномена «российско-немецкой литературы» стоит сузить его до формального употребления диалектов и наречий, которые были и остаются в употреблении (к сожалению, все реже) или до собственно российско-немецкой тематики (в смысле жизни и истории российских немцев) в плане содержания?
    Хотя в широком понимании произведения на швабском или гессенских наречиях, на которых писали в свое время в Закавказье или Поволжье (прежде всего поэзия и народное творчество), относятся к общешвабской и общегессенской литературе.
    Как видим, проблематика очевидна. Но заниматься этим вопросом необходимо. Литература это неотъемлимая часть нашей этнической и духовной самоидентификации.

  5. валентина пишет 21.06.10 в 12:22 пп

    Литература российских немцев, несомненно, феномен. Как, впрочем, и сами «российские немцы», в каждом из которых «сидит» свой Саша-Алекс (Е. Зейферт). Это как физиологические составляющие головного мозга. Как бы нам того не хотелось, независимо от нашей воли, оба «полушария» сказываются и на поведении, и на образе мыслей, и на эмоциональном восприятии окружающего мира. Российские немцы – это своеобразный амбидекстр. Каждый отдельновзятый российский немец, конечно, может быть и «левшой» и «правшой», но природа его в любом случае останется двоякой: либо «обруссевший» немец либо «немецкий русский». Он в любом случае будет жить по двум стандартам, празднуя оба Рождества, обе Пасхи, считая равнозначными Деда Мороза и Санта Клауса и т. д. Само собой, на культурный пласт накладывается и исторический. В своё время российские немцы оставили серьёзный след в истории России. Нельзя, к примеру, забывать о представителях немецкой диаспоры при императорском дворе, недавно почившем 15-ом патриархе Руси Алексие II, Врангеле, Крузенштерне, Рихарде Зорге и прочих и прочих. В то же время неизгладим след в душах сегодняшнего старшего поколения российских немцев, перенёсших на своих плечах перипетии ХХ века, несправедливости в отношении к нации. И это многострадальное наследие немецкого народа в России не могло не сказаться на его самосознании. Всё это и находит отражение в продуктах литературного творчества. Так или иначе, проскальзывает ощущение двоякости и ненужности: двоякой принадлежности к обеим культурам, некоему сплаву этих культур, накопленному веками, одновременно с этим в литературе российских немцев нередко звучат нотки чуждости (в России они – немцы, в Германии они становятся русскими), не обязательно относительно этнической отчуждённости и там и там, а отчуждённости вообще.
    Думаю, писатели и поэты из числа российских немцев определяются не тематикой своих творений и не географическим положением, а этническим происхождением. Любой российский немец не может позиционировать себя только русским или только немцем, его самоидентификация неизбежно включает в себя обе культуры, разница может быть только в том, какое слово в этом определении он считает ключевым. Но одно другого никогда не исключает.

  6. Татьяна пишет 21.06.10 в 12:22 пп

    Определять принадлежность произведения к российско-немецкой литературе по происхождению автора, с моей точки зрения, неправильно, или, по крайней мере, этого критерия совершенно недостаточно. Немецкая фамилия автора, утверждение «Я, российский немец» ничего не скажут о тематике произведения и его художественных, нравственных достоинствах. Российско-немецкая литература – та литература, которая повествует о судьбе российских немцев, о прошлом и современности этого народа, его особенностях, перспективах и т.д. Именно тематика и отличительные художественные особенности, по моему разумению, позволяет отнести произведения к данной литературе. Чем могут различаться между собой современная любовная лирика поэтов или прозаические произведения о современной жизни авторов с русской фамилией и немецкой фамилией, если они выросли в одной среде, российской? Их произведения можно будет отнести к российской и только литературе, если, конечно, автор немец не будет в своей лирике или прозе опираться на национальные особенности, что не так-то просто, если ты не пишешь о депортации. Всё остальное будет выглядеть притянутым за уши.
    Российско-немецкая литература есть, пока. Но её время уходит, как уходят те, кто еще может считать себя особенным, отдельным по ощущениям, чувствам, памяти в общем русле развития российского общества. Уходят те, кто имеет право сказать, да, мы особенные, и путь у нас был свой, особенный. Короче говоря, вместе с погружением в глубь истории темы депортации, размывается и российско-немецкая литература.
    К тому же, скажите, а вы можете привести пример приличного существования национальной литературы на территории российского государства? Какая нацлитература не придавлена глыбой (не будем здесь говорить о качестве) литературы русской? Этот процесс идёт столетия: как только в среде народов РФ появляется более-менее приличный литератор, то он очень быстро выходит за рамки нацлитературы и становится русским писателем или поэтом. И, кстати, совершенно не важно, что он будет с пеной у рта утверждать, что он-де писатель такого-то народа, он все равно станет известен как писатель русский-российский.

Ваш отзыв