Дек 9
Боюсь, что не умру, что буду вечно жить
И помнить о прошедшем со слезами.
Боюсь, что не смогу как следует любить Того,
Кто молча следует за нами.
Боюсь, что новый день и новые дела
Переживу я ни уму ни сердцу.
Боюсь, что я вообще наверное не жила,
А просто заняла кому-то место.
© Copyright: Ксения Рормозер, 2020
Дек 9

Ты и есть ВРЕМЯ

Автор: otishie
Это пока нет цели времени полно, но когда она есть время сжимается в кулак и несётся со страшной силой размыкая расстояния и чувства, дробя реальность на зыбкие мгновенья встреч и расставаний. И, однажды, наступает момент, когда ты понимаешь, что ты и есть ВРЕМЯ, а остальное -  пространство, в котором тебе дано или не дано осуществиться.
© Copyright: Ксения Рормозер, 2020
К сожалению из-за пандемии на встречу потомков немецких колонистов, которая состоялась 03. 12. 2020 г. пришло несколько человек. Но зато Яков Фёдорович Шох рассказал нам о своих самых ярких воспоминаниях новгородского детства и о жизни в ссылке в Казахстане и даже о том, как он исследовал местность рядом с деревней Савино, где находилась Ново-Николаевская колония.
Оказывается перед тем как покинуть родное поселение колонисты зарыли в большой яме вещи, которые не смогли увезти с собой (швейные машинки и т. д.), но Яков Фёдорович не обнаружил ничего по возвращении на Родину в Новгород… Утешает его лишь то, что всё ещё можно навестить могилы предков на старом кладбище.
Его соседка по Новониколаевке Лариса Даувальтер, судя по воспоминаниям о домашней кухне, предполагает, что её предки эмигрировали в Россию из Швабии, поскольку швабы предпочитаю очень жирную пищу (пироги с салом, например). Но архивных документов подтверждающих её догадки к сожалению пока не найти. Её родные были высланы во время Великой Отечественной Войны 1941-45 гг. в Пермь.
Николай Вячеславович Салоников (из потомков Вилевальдов) ещё и ещё раз обратил внимание студентов присутствовавших на встрече, что пока живы их бабушки и дедушки нельзя упускать возможность задать им самые разные вопросы, а лучше записать все их воспоминания и семейные легенды. Пусть они не всегда точны, но на то и архивы, чтобы можно было проверить семейную информацию. Как жаль, что зов предков достигает наших душ только в зрелом возрасте…
Не все репрессированные немцы вернулись на Родину в Великий Новгород и не все хотят уехать на историческую Родину своих предков. Да, было голодно и психологически дискомфортно в годы репрессий. Но любой немец всегда утешается работой и не просто работой, а хорошо сделанной работой. И потому ни при каких обстоятельствах не перестаёт уважать себя и не забывает благодарить Бога.

P.S. А я совместила вчера приятное с полезным и поработала над своей ВКР, попросив всех участников встречи заполнить анонимную анкету для выяснения необходимости появления немецкой национальной газеты на Северо-Западе России, а именно в Великом Новгороде.
Всем огромное спасибо за участие в опросе!

Ноя 28

Мы живём в мире кодов. Каждое поколение, каждый этнос, каждый человек приходя в этот Мир словно заново его перезагружает через себя, переживая историю предков через Всемирную историю. И каждый проходящий по Дороге Жизни стремится оставить для потомков напоминание о себе и своём народе. Это религия и предметы быта, традиционная кухня, архитектура и ремёсла, песни и философия выживания. Они, словно заломы в лесу, оставлены предками, чтобы ты не заблудился в потоке чужой информации и не забыл себя и не забыл своих.

На первый взгляд Великий Новгород носитель русского кода, но если к этому городу внимательно присмотреться, то можно обнаружить и немецкий код. Как в названиях его улиц (улица Александра Германа, героя Советского Союза), так и в названиях магазинов (Саламандра, Эдельвейс), и более всего среди заведений питания. Например, ресторан «Дом Берга», «Ганзейский погребок», кафе «Бавария» и т. д.

Дом Берга

Дом Берга

Если это Ганзейский союз, то о нём так много напоминаний на одном только Ярославовом Дворище, где кстати регулярно проводится праздник «Ганзейские дни». Это и ганзейский фонтан и напротив него – памятник Новому Ганзейскому союзу, в виде ганзейского крогга и новгородской ладьи. Гостинница «Ганза» и Конгресс-холл в Бизнес-центре на Лерховском бульваре (набережная Александра Невского). А также отреставрированный на средства Новой Ганзы Никольский собор, напротив которого, в своё время, находился Немецкий двор. И на котором, как известно, находилась католическая божница, немецкое кладбище и торговые постройки. Сразу за Ярославовым Дворищем начинался Немецкий речной двор, на месте которого сегодня построена гостиница «Россия». Именно там в 1968 году на готском раскопе была найдена берестяная грамота №488 с текстом 94 псалма, написанный старым готическим письмом.

Хранителями немецкого кода Новгородчины являются потомки российских немцев некогда приглашённых Петром I и Екатериной II в Россию. Среди которых имя новгородского губернатора Якова Сиверса, научившего новгородцев выращивать и кушать картофель, о нём напоминает до сих пор, прорытый в его время, между Мстой и Волховом «Сиверсов» канал.

Граф, генерал-майор Сиверс Яков Ефимович Новгородский губернатор с 1764 по 1776 гг.

Граф, генерал-майор Сиверс Яков Ефимович Новгородский губернатор с 1764 по 1776 гг.

И имя губернатора Эдуарда Лерхе, открывшего первый Почтампт в городе и первое отделение «Красного Креста» в Новгородской губернии. О нём хранит память «Лерховский бульвар», который хотя так и не называется теперь, но фактически существует.

Лерхе Эдуард Васильевич действительный статский советник  Губернатор Новгорода с 13.03.1864 по 04.11.1882 гг.

Лерхе Эдуард Васильевич действительный статский советник Губернатор Новгорода с 13.03.1864 по 04.11.1882 гг.

Это память о мостах Казимира Рейхеля, на месте которых в Новгороде стоит горбатый мост, а в селе Бронница реконструированный многократно рейхелевский мост носит теперь имя своего первого инженера-конструктора, о чём свидетельствует памятная доска.

Мост Казимира Рейхеля через Волхов

Мост Казимира Рейхеля через Волхов

О немцах напоминают имена лесовода Эрнеста Дамберга и создателя садоводческих питомников под Новгородом Ивана Кошко. Статьи в «Вестнике Новгородского Земства» Александра Адамовича Люста, агронома губернского земства, хорошо известны в узких кругах специалистов.

http://www.nounb.ru/fbooks/book_0114/#/1/

http://www.nounb.ru/fbooks/book_0114/#/1/

А также целая плеяда дореволюционных немецких предпринимателей, прославивших своими товарами Великий Новгород на всю Россию. Кто не знает о кирпичах Константина Вахтера и его знаменитых заводах огнеупорных, кислотоупорных изделий и канализационных труб или о богемском стекле Николая Граве. Алексея Рейхеля, владельца Кошелевскго завода по сухой перегонке древесины на дёготь.

Василия Петровича Розенберга, предводителя Крестецкого дворянства, владельца усадьбы «Васильевка» и Врангель Александру Доминиковну, баронессу, председателя Католического благотворительного общества я надеюсь новгородцам представлять не надо. Кстати, в списках дворянских родов Павла Павловича Голицына можно найти не один десяток немецких имён.

http://elib.shpl.ru/ru/nodes/16250-golitsyn-p-p-spisok-dvoryanskih-rodov-novgorodskoy-gubernii-vnesennyh-v-dvoryanskuyu-rodoslovnuyu-knigu-s-1787-g-po-1-e-yanvarya-1910-goda-s-prilozheniem-spiska-gubernskih-i-uezdnyh-predvoditeley-dvoryanstva-1767-goda-novgorod-1910#mode/inspect/page/5/zoom/4

http://elib.shpl.ru/ru/nodes/16250-golitsyn-p-p-spisok-dvoryanskih-rodov-novgorodskoy-gubernii-vnesennyh-v-dvoryanskuyu-rodoslovnuyu-knigu-s-1787-g-po-1-e-yanvarya-1910-goda-s-prilozheniem-spiska-gubernskih-i-uezdnyh-predvoditeley-dvoryanstva-1767-goda-novgorod-1910#mode/inspect/page/5/zoom/4

Из более современных имён назовём имя Виктора Тоота, работавшего в ссылке главным художником на фарфоровом заводе в Пролетарии.

И имя архитектора Игоря Явейна, построившего Новгородский железнодорожный вокзал, сразу после войны 1941-45 гг.

А также имя Ирины Гессе, преподавателя математики и заведующею кафедрой физики в Новгородском университете в своё время, и всем хорошо известное имя Вебера Виктора Робертовича, врача-кардиолога, экс-ректора НовГУ. И раз уж речь зашла об университете, то как не вспомнить о студенческом немецком хоре под руководством Прудниковой Т. Ф, доценте кафедры БО и Российско-Германской Академии непрерывного образования.

Немецкий хор НовГУ

Немецкий хор НовГУ

Ну и наконец, потомки немцев-колонистов до сих пор проживающие на Новгородчине прекрасно помнят о немецких колониях под Новгородом: Гореловской, Ново-Николаевской (маршрут автобуса 149), Александровской, а так же Тарасиха, Ксенофонтовская, Шендорф, Малая Вишерка, Сосниха, Вороний остров, Малая Михайловка, 2-я Александровская и Фридендорф.

Об этих колониях постоянно публикуются архивные материалы собранные в книги историками, Николаем Вячеславовичем Салониковым – заместителем директора Государственного архива Новгородской области (ГАНО), кандидатом исторических наук, доцентом кафедры всеобщей истории исторического факультета Гуманитарного института Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого и Натальей Сергеевной Федорук – кандидатом исторических наук, зав. отделением истории и архивоведения НовГУ, доцентом кафедры ИРАВ при содействии Генерального консульства Федеративной Республики Германия в Санкт-Петербурге в рамках программы по поддержке немецкого меньшинства. Проект инициирован и проводится под патронажем Фонда поддержки и развития русско-немецких отношений «Русско-немецкий Центр встреч Санкт-Петербурга».

http://drb.ru/in-russia/novaja-kniga-o-nemcah-novgorodskoj-gubernii/ и https://bibliothek.rusdeutsch.ru/catalog/5191

Список можно продолжать и продолжать его можно, например в Тик-Токе https://www.tiktok.com/@novgorodskiy_listok?sender_device=pc&sender_web_id=6894171084381128198&is_from_webapp=1

Но самое главное, что хотелось сказать, что российский немец чувствует себя сегодня гораздо комфортнее в России, чем когда-то его предки-переселенцы, в основном селившиеся компактно в колониях. Поскольку повсюду видит, слышит и чувствует немецкие «заломы» оставленные для него именно его предками в «русском лесу». Российский немец при всём желании никогда не сможет заблудиться в России, как не сможет утратить свой национальный код. Ведь у него одна история, одна судьба и одни воспоминания с этой страной.

© Ксения Рормозер

В 2027 году мы будем отмечать юбилей – 300 лет немецкоязычной прессы в России, поскольку первые номера немецкой газеты “Petersburgische Zeitung” стали доступны широкому кругу читателей в 1727 году [1]. Но если быть точным, то придётся сделать корректировку на запрет Всероссийской немецкой печати в годы Первой Мировой войны 1914 года и далее в СССР с началом Второй Мировой Войны 1941-45 гг., если не считать выходивших в этот период агитационных газет для военнопленных: “Фрайес ворд” – свободное слово (1941-43 гг.) и “Фрайес Дойчланд”(1943-45 гг.) – свободная Германия и “Нахрихтен” – бюллетень для немецких военнопленных в СССР (1946-49 гг.) [2].
Долгие годы после войны с фашистами русские немцы были изгоями на родной земле и не имели права голоса в Российской прессе в силу политических причин [3]. И только в январе 1955 года на Алтае был разрешён выпуск районной газеты на немецком языке “Arbeit”. В последствии она была закрыта, но вместо нее стала издаваться «Rote Fahne», которую в 1988 г. переименовали в «Zeitung für Dich» [4]. Именно эта газета русских немцев до сих пор остаётся образцом этнического издания [5], поскольку традиционно все её медиаматериалы представлены читателю исключительно на немецком языке.
За триста лет немецкая газета, а мы в данной исследовательской работе акцентируем внимание именно на газетах, пережила вместе с Россией самые невероятные внутриполитические потрясения и стала уникальным документом, буквально отражающим ежедневную повседневность истории.
По традиции установленной исследователем Иларионовой Т. Н. [6] мы будем придерживаться в данной работе известных временных периодов функционирования немецкой прессы в России с 1727 по 1991 год, с поправкой на современный период с 1991 по 2020 годы.
Итак, первый период с 1727 года до окончания 70-х гг. XIX столетия можно охарактеризовать как время стабильной внутриполитической атмосферы в России для развития экономической и культурной деятельности переселенцев из Европы. Единое творческое медиапространство данного периода составляли три издательских центра: столичный, прибалтийский, южно-российский.
По своему характеру немецкая пресса данного периода была общественно-политической. Основная цель немецкой газеты состояла в информировании читателя о событиях, отражающих внешнюю и внутреннюю политику России с тем, чтобы создать комфортную информационную среду для культурной интеграции колонистов. Газета на немецком языке стала посредником между иммигрантами из Германии и российской властью. Но это не означает, что газеты данного периода издавались исключительно для немецкой диаспоры, на все немецкоязычные газеты существовала подписка и все желающие могли свободно её приобрести. Кроме того, немецкая газета не акцентировала своё внимание исключительно на новостях немецкой диаспоры, а сообщала о самых разнообразных российских событиях.
Хорошо известен тот факт, что немецкие иммигранты издавали свою газету всюду, где бы они не жили, например в Канаде и США. Это стало своеобразной национальной традицией немецкого народа. Тем более, что изобретение процесса массового производства печатной продукции при помощи подвижных литер изобрёл немец Иога́нн Генсфляйш цуа Ляден цум Гу́тенберг (Johannes Gensfleisch zur Laden zum Gutenberg). Немецкие газеты довольно легко прижились на богатой издательской почве России и достаточно скоро стали привычной составляющей её медиаландшафта.
Второй период занимает время с конца 70-х гг. XIX века до начала первой русской революции в 1905-07 гг. Немецкие газеты переживают период дифференциации, становятся специализированными. В каждом номере немецкой газеты начинает ясно звучать национальный лейтмотив. В статьях появляются тревожные нотки, обращающие внимание немецкоязычного читателя на сохранение национальных традиций, что является верным признаком активно идущего процесса ассимиляции немцев. Среди читателей немецкой диаспоры всегда были отличавшиеся по цели пребывания в России. Одни из них шли по пути активной ассимиляции, «формируя российскую надэтническую и русскую этническую идентичность, другая – рассматривала свое пребывание в России лишь как один из этапов биографии и сохраняла исходную немецкую (германскую) идентичность, а третья – приобретала российскую идентичность как надэтническую, но при этом стремилась к сохранению немецкой этнокультурной идентичности» [7, с.419]. Думается, что в первую очередь вниманию последних из них и были представлены данные печатные материалы.
В третий период – период русской революции 1917 года – появляются новые издательские центры в Поволжье и на Кавказе. Немецкие газеты, как, впрочем, и все национальные издания России этого периода, имеют ярко выраженную политическую окраску текстов, в которых чётко прослеживается отношение немцев к происходящим переменам в стране, но при этом соблюдается нейтралитет ко всем партиям России.
С 1910 года по мнению Иларионовой Т. Н. начинается четвёртый период истории немецкой печати. Значительно увеличивается количество немецкоязычных изданий, в которых политические материалы представлены в свете обострения межнациональных конфликтов и ожидания войны с Германией. С началом Первой Мировой Войны в России был запрещён немецкий язык, закрылись немецкие школы и печатные издания. По России прокатилась волна немецких погромов. Во время войны на оккупированных территориях Германия издавала газеты с антирусской и антироссийской пропагандой. Этот опыт в последствии был развит и фашистской Германией.
Довоенная история немецкой печати СССР в научной работе Иларионовой Т. Н. представлена тремя периодами: первый – с 1917 по 1923 гг. – газеты издавались общественными и затем партийными организациями. Первоначальная читательская аудитория немецких газет данного периода была представлена военнопленными немцами и только в последствии сосредоточилась на аудитории русских немцев.
Немецкие колонисты не только издавали свои газеты при материальной поддержке немецких союзов из Германии и США, но и получали из-за рубежа немецкие печатные издания, например такие как «Дер волгадойче» и «Калифорниен пост».
В тоже время в России формируется большевистская немецкая печать, она становится централизованной, например в Москве выпускается газета «Ди роте фане» (1919-22гг.) и иерархичной. Газеты, изданные в столице, задают тон для провинциальных газет. Прекращается издание добровольных национальных объединений, и вся немецкая пресса сосредотачивается в руках партии большевиков, а следовательно, имеет абсолютное влияние на немецкоязычную читательскую аудиторию.
Второй период – с 1924 по 1929 гг. – в Москве создаётся центральная немецкая газета «Дойче централь цайтунг». Именно эту газету немцы России должны были выписывать в принудительном порядке и именно через неё велась активная политическая пропаганда среди немецкого населения страны. Поэтому невозможно считать, что данное издание имело консолидирующую функцию среди немецкого населения России. Немцы не имели возможности в данном издании выразить своё личное отношение ко всему происходящему в стране.
С 1930 по 1941 годы немецкая пресса в России переживает свой третий период. При строгом соблюдении административно-территориального принципа и руководствуясь решениями центра в местах компактного проживания немцев издаются местными властями новые немецкие газеты. Основное их назначение было в сохранении немецкого языка как такового. Максимальное количество немецких газет издавалось в стране с 1933 по 1935 гг. Но поскольку их читательская аудитория была ограничена газеты постепенно закрывались.
С 1939 года в связи с переменой внутренней политики партии большевиков относительно немецкого меньшинства вся немецкая печать за пределами АССР НП была закрыта, вплоть до центральных столичных газет. В АССР НП печать на немецком языке прекратила своё существование вместе с существованием немецкой республики на Волге в связи с Указом Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев проживающих в районах Поволжья» в августе 1941 года.

Б и б л и о г р а ф и я

1. Сыщиков А. Д., Трофимова Н. С. Газета «St. Petersburgische Zeitung» в первые годы ее существования // Петербургская библиотечная школа. 2015. №3 (51). С. 28-32.
2. Кузьминых А. Л. Периодическая печать для военнопленных в СССР (1941-49 гг.) //
3. Герман А. А., Иларионова Т. С., Плеве И.Р. История немцев России // Учебное пособие. М.: Издательство «МСНК-пресс». 2005. С. 433. URL: https://geschichte.rusdeutsch.ru/13
4. Шлейхер Й. Газеты российских немцев испытывают трудности // InfoDienst. 2001. №41. С. 17-19.
5. Блохин И. Н. Этнологическая культура журналиста // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. 2008. № 2-2. С. 302-307.
6. Иларионова Т. С. Воздействие национально-политических отношений на формирование духовных ценностей (опыт исторического анализа печати рос. немцев): дис. … канд. истор. наук. М., 1992. С. 26.
7. Лебедева Е. В. Проблемы развития гражданской идентичности российских немцев: исторический опыт второй половины ХVIII – первых десятилетий ХХ в. // Материалы XIII международной научной конференции. М.: «МСНК-пресс». 2011. С. 576. С.412-432.
——————————————————–
©Ксения Рормозер (Rohrmoser)
студент магистратуры кафедры Журналистики НовГУ
22.07.2020 г. Село Бронница.

Послесловие к Культурно-Исторической конференции…

В рамках курса ЖУРНАЛИСТИКА КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН выполняю домашнюю работу. Делаю разбор по схеме на рецензию Вероники Хлебниковой (ИСКУССТВО КИНО) от 28.11.19 на документальный фильм Томаса Хайзе «Родина – это место во времени»,  показ которого проходил в рамках Московского кинофестиваля. И начинаю размышлять…

Вероника Хлебникова пишет, что  «Heimat — несовременное слово немецкого романтизма, которое пытались применить к своей современности философы с той же буквы — Хайдеггер, Хабермас и многие после них. Это именование идиллической родины, родного края, отчего дома, ностальгического детского мира, домашнего очага, безопасного укрытия перебродило под давлением истории и выдохлось» и выдохлось-то оно, по большому счёту, не только в Германии, но тем более на постсоветском пространстве и для российского немца в том числе.
Тем не менее в России невозможно быть «просто русским», это многонациональная страна и всё русское в ней само собой разумеется, как воздух, вода и земля. Но Культура России всегда многонациональна и невозможно говорить о культуре русских как о Русской Культуре. Многослойность российской истории и полифоничность её звучания в любой сфере деятельности уникальна. И если её многонациональный аккорд перестаёт звучать, то пропадает красота неповторимой русской гармонии.

«Heimat ist ein Raum aus Zeit» – это фильм-портрет, точнее семейный портрет, но не из фотографий, а из строчек взятых из писем четырёх поколений одной семьи написанных в разное время друг другу. Фильм-пейзаж милых сердцу детских мест, которые меняются во времени и пространстве современности до неузнаваемости, равно как меняемся мы сами. И действительно, много ли остаётся от пережитого в детстве в нас сегодняшних? А ведь из этих воспоминаний складывается историческая мозаика целой страны! Как бы это пафосно не звучало.

«Это роман, оттолкнувшийся от утопии места и дома, которого нет, и пришедший к чувственной осязаемости связей, протянутых словом в пространстве и времени — родственных, любовных, интеллектуальных…»
В этом фильме Томас Хайзе говорит о связи родственников через письма, лейтмотивом звучит мысль о том, что именно родственная связь то единственное, что остаётся человеку на память о его Heimat. И звучание немецкой речи, точнее немецкий язык – письменный и устный – становится средством сохранения памяти о пережитом.
Но как выяснилось на прошедшем Культурно-историческом семинаре, после просмотра серии кулинарных проектов немецкой кухни, немецкий язык можно забыть, а вот бабушкины рецепты – никогда и ни при каких обстоятельствах! Так что милый сердцу Heimat обретает новое пространство во времени…

——————
Студентка магистратуры НовГУ ИГУМ,
Журналистика 42.04.02,
второй курс, группа 9422,
©Ксения Рормозер
27.10.2020 г.

Окт 17

ГИПОТЕЗА

Автор: otishie
МОЯ ГИПОТЕЗА
Новгородские немцы, переехавшие из Новосаратовской, ИЖОРСКОЙ, Стрельнинской и Кипенской колоний [1] под СПбургом являются потомками переселенцев из Браденбурга, Вюртемберга, Гессен-Дармштадта прежде всего [2].
А ИЖОРСКАЯ колония находилась на территории Ингерманландии, на которой было позволено селиться «всем иностранным, прибывшим на поселение в Россию»[3] и селились там немцы из ГАНЗЕЙСКИХ городов(!)
ЧТО НАМ И НАДО ДОКАЗАТЬ!!!
——————
1. Федорук Н. С. «ПОЛЕЗНЫЙ ПРИМЕР…»: ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЙ ПОД НОВГОРОДОМ В XIX – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX В // Ежегодник Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев. 2015. № 1. С. 67-77.
2. Бахмутская Е.В. НЕМЕЦКИЕ КОЛОНИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ. 1760-е – 1870-е гг.: Автореф. дис. … канд. ист. наук. – СПб., 2003. – С. 15.
3. МАНИФЕСТ ЕКАТЕРИНЫ II ОТ 22 ИЮЛЯ 1763 Г. «О ДОЗВОЛЕНИИ ВСЕМ ИНОСТРАНЦАМ, В РОССИЮ ВЪЕЗЖАЮЩИМ, ПОСЕЛЯТЬСЯ В КОТОРЫХ ГУБЕРНИЯХ ОНИ ПОЖЕЛАЮТ И О ДАРОВАННЫХ ИМ ПРАВАХ» // История российских немцев в документах. М., 1993. С. 18-21.

МОЯ ГИПОТЕЗАНовгородские немцы, переехавшие из Новосаратовской, ИЖОРСКОЙ, Стрельнинской и Кипенской колоний [1] под СПбургом являются потомками переселенцев из Браденбурга, Вюртемберга, Гессен-Дармштадта прежде всего [2].А ИЖОРСКАЯ колония находилась на территории Ингерманландии, на которой было позволено селиться «всем иностранным, прибывшим на поселение в Россию»[3] и селились там немцы из ГАНЗЕЙСКИХ городов(!)ЧТО НАМ И НАДО ДОКАЗАТЬ!!!——————1. Федорук Н. С. «ПОЛЕЗНЫЙ ПРИМЕР…»: ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЙ ПОД НОВГОРОДОМ В XIX – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX В // Ежегодник Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев. 2015. № 1. С. 67-77.
2. Бахмутская Е.В. НЕМЕЦКИЕ КОЛОНИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ. 1760-е – 1870-е гг.: Автореф. дис. … канд. ист. наук. – СПб., 2003. – С. 15.
3. МАНИФЕСТ ЕКАТЕРИНЫ II ОТ 22 ИЮЛЯ 1763 Г. «О ДОЗВОЛЕНИИ ВСЕМ ИНОСТРАНЦАМ, В РОССИЮ ВЪЕЗЖАЮЩИМ, ПОСЕЛЯТЬСЯ В КОТОРЫХ ГУБЕРНИЯХ ОНИ ПОЖЕЛАЮТ И О ДАРОВАННЫХ ИМ ПРАВАХ» // История российских немцев в документах. М., 1993. С. 18-21.

БРОННИЦКАЯ ПАСТОРАЛЬ

«Так, значит, здесь сошла ты в наше поколенье,
Святая простота, святое украшенье, ушедшее от нас?
Так, значит, вот страна, что честью, правдою и до сих пор полна».
Сказал, залюбовавшись незабываемой красотой наших окрестностей в XVII веке, поэт немецкого барокко Пауль Флеминг, поднявшийся вместе с путешественником Адамом Олеарием на Бронницкую гору. Именно Пауль Флеминг оставил в поэтической истории Новгорода первый след, написав поэму «В Великом Новограде россов» в жанре патриархальной идиллии посвящённые нашему Великому городу.
Всегда Бронница будет помнить поэта Александра Сергеевича Пушкина, многократно проезжавшего из Петербурга в Москву и обратно, менявшего лошадей в нашей Ям-Броннице и трапезничавшего в нашем трактире. Быть может мимолётно в своих стихотворениях поэт вспоминал и о нашем селе, хотя и не упоминал его буквально.
Не всюду пишутся стихи, не каждый слышит вдохновенье, но в селе Бронница именно та благодатная атмосфера, которая возносит душу над суетой и обыкновенностью. Ещё древнекитайские философы считали, что через Мир проходят три музыкальные струны, на которых Провидение исполняет музыку сфер. И кто знает быть может одна из струн пронзает мировое пространство именно в нашей Броннице, ведь не случайно же здесь звучит столько авторских песен на праздниках села.
В Броннице родился поэт Василий Яковлевич Смелов (1896-1931). Не многие помнят сегодня его имя и его стихотворения. Но в своё время его хорошо знали в творческой среде Новгорода. Пусть это был пролетарский поэт и его муза служила не постоянным идеалам, но факт остаётся фактом, Бронница стала колыбелью его поэтической мысли, колыбелью его вдохновения. К слову сказать Василий Яковлевич в 1919-1920г.г. работал в губернской газете «Звезда», руководил литературной студией клуба Губпрофсовета, а после создания в 1926 году Новгородской ассоциации пролетарских писателей стал первым ее председателем. Наш Бронницкий поэт дружил с Сергеем Есениным. В 1920 году Есенин путешествовал пешком по Новгородчине и встречался в Броннице со Смеловым. А в следующую свою встречу в Новгороде в 1921 году Сергей Есенин подарил Василию Смелову свою фотографию с дарственной надписью, которая, к сожалению, сгорела вместе с архивом поэта во время Великой Отечественной войны. (Новгородская правда, 1960, 25 авг., №202). Похоронен Василий Яковлевич Смелов в 1931 году на своей родине, в Броннице.
Сегодня в нашем селе целое созвездие поэтов. В июне этого года в социальной сети «ВКонтакте» Бронницкий Дом Культуры проводил фестиваль поэзии и авторской песни «Часовые любви» посвящённый юбилею Бронницкого клуба. Все стихотворения и песни, представленные на фестивале, были написаны и исполнены от души и с такой любовью, что это вызвало умиление публики. Поэзия, отражающие повседневность сельской жизни, хорошо забытый теперь жанр Пасторали, имеет необыкновенное очарование. Ведь как считал великий японский поэт Басё в простоте образов кроется истинная красота.
С большим удовольствием нам хочется назвать имена всех участников фестиваля, украсившего праздник своим творчеством: Ершов Н. А., Вязина Е. В., Фролова В. А., Туктарова Галина, Любовь Васильева, Александр Устинов, Татьяна Афанасьева, Алиса Балабина – Щеглова, Александра Барбашова, Ксения Рормозер.
Ведь, что такое сельская поэзия как не дыхание родной земли, ощутить которое, как дуновение тёплого июльского лета всегда приятно и умиротворительно.

©Ксения Рормозер (Rohrmoser)

ПРИТВОРНЫЕ АНГЕЛЫ

Самое первое, на что обращают внимание все приходящие в наш храм во имя Спаса-Преображения в селе Броннице, как постоянные прихожане обязательно прикладываются к двум фрескам. Расположены эти фрески прямо при выходе из притвора. На правой фреске изображен Ангел, держащий в деснице перо, а в левой руке свиток, на котором написано следующее: «Ангел Господень записывает имена входящих в храм». На левой фреске нарисован совершенно такой же ангел, всё так же держащий в деснице перо, а в левой руке свиток, но на свитке написано следующее: «Ангел Господень записывает имена исходящих из храма».
Откуда же пошёл этот обычай и почему такие фрески расположены именно в притворе храма? Мы, с моими детьми, задались этим вопросом и решили исследовать другие храмы Новгородской Епархии на предмет притворных (находящихся в притворе) Ангелов, в чём нам заочно помогла искусствовед Свято-Юрьева монастыря Великого Новгорода Галина Романовна Столова.
Оказалось, что наш храм во имя Спаса-Преображения в селе Бронница, единственный на Новгородчине сохранил две Ангельские фрески в притворе. Но раньше такие фрески были во всех храмах, где имелся притвор. Сегодня фрески притворных Ангелов можно посмотреть ещё только в Знаменском Соборе Великого Новгорода, но, к сожалению, они не отреставрированы.
Что же нам с детьми удалось прочитать на православных сайтах в интернете на эту тему. А вот что. Оказывается, изображение притворных Ангелов было принято ещё в Византии. И их действительно было два. Один был с мечом в руках и его миссией была охрана каждого входящего в храм, а миссией другого Ангела со свитком в руках, была запись имен всех входящих в храм.
Ещё мы нашли информацию о видении одному святому старцу Ангела Господня, который действительно записывал имена всех приходящих в храм Божий, а имена исходящих до окончания богослужения – вычеркивал.
В итоге мы пришли к следующему выводу: о тех людях, которые приходят в храм и молитвенно переживают всё богослужение от начала до конца остаётся запись в Ангельской книге посещений. А вот второй Ангел ведёт свои записи, наверное, исключительно для того чтобы прихожане и захожане остерегались выходить из храма во время Богослужения без особой нужды. Ведь молитву, как и любое другое дело нужно доводить до конца, чтобы душа обрела умиротворение и радость.

©Ксения Рормозер (Rohrmoser)

СВЯТО МЕСТО ПУСТО НЕ БЫВАЕТ

С тех пор как существует православное христианство существует традиция написания икон. Искусство иконописи пришло на Русь из Византии. Всем хорошо известны славные имена русских иконописцев таких как: Феофан Грек приехавший в Новгород в 1370 году и работавший над росписью Спаса-Преображенского храма на Ильине улице, а также Андрея Рублева непревзойденным шедевром которого традиционно считается икона Святой Троицы, написанная в первой четверти XV века. Эта икона словно визитная карточка русской иконописи, в основе которой лежит сюжет о явлении праведнику Аврааму Бога в виде трех юношей-Ангелов.
История русской иконописи – это история иконописных школ: годуновской, новгородской, псковской, московской, строгановской и др. История иконописи – это история судеб конкретных иконописцев, хотя по традиции не все их имена сохраняются в памяти иконописной школы и конкретного прихода. Поскольку эти люди трудятся во Славу Божию, а не для того, чтобы прославиться самим.
И по сей день есть среди православных христиан те, кого Бог благословил особым даром к написанию икон. Вот и на Бронницком Спаса-Преображенском приходе были и до сих пор есть такие люди.
За кануном в Церкви Спаса-Преображения в селе Бронница стоит большое распятие-икона, а написал её для церкви в самое кровавое пролетарское время XX века Николай Светлов. Династия Светловых-иконописцев, резчиков по дереву, позолотчиков уходит своими корнями в Бронницкую землю (об этом в своей книге «Бронницкая Спаса-Преображенская церковь пишет Н. А. Ястребова). Внучка Николая Светлова, Татьяна помнит о том, как её дедушка писал для нашего храма эту икону. «Возможно, – вспоминает Татьяна Петрова, – что и икона Архиепископа Новгородского Никиты тоже написана моим дедом, потому что манера письма у него была тёмная».
В приделе «Всех святых» есть иконы святых мучениц Веры, Надежды, Любви и матери их Софии, а также праведного Иакова Боровичского Новгородского чудотворца написанные с благословения настоятеля храма во имя Спаса-Преображения протоиерея Алексия Самуйлова прихожанином нашего храма Семёном Витальевичем Вороновым.
Талант к рисованию у Семёна Витальевича заметил в детстве его отец, художник-самоучка, и отдал его в художественную школу учиться живописи. Своё первое благословение на написание иконы Семён Витальевич получил в Троице-Сергиевой Лавре.
По традиции перед работой иконописцу следует прочесть Житие святого угодника, в честь которого будет написана икона, нужно соблюдать посты и совершать положенные православному христианину молитвы, чтобы достигнуть столь необходимого в работе благоговейного состояния духа, иначе радости в работе не будет и не будет в иконе того надмирного света, которым церковная живопись отличается от светской.
В семье Вороновых талант к художественному творчеству так или иначе проявляется у всех её членов, но только сын Даниил пошёл по стопам отца и учится в Троице-Сергиевой Лавре на иконописца.
В конце нашего рассказа хочется вспомнить слова искусствоведа Свято-Юрьева монастыря Великого Новгорода Галины Столовой: «Безусловно, любой настоящий художник вкладывает душу в свое произведение, но для создания иконы необходимы: личная вера, личный духовный опыт и, разумеется, профессионализм. Если икона плохо написана даже глубоко верующим, но не умеющим это делать человеком, она станет оскорблением того, кто на ней изображен. Чтобы правильно и глубоко воспринимать икону, современному человеку надо учиться так же, как и для того, чтобы понимать церковные богослужения».

©Ксения Рормозер (Rohrmoser)