Архив рубрики: ‘ ЧЕРНОВИКИ СТАТЕЙ ’

Ноя 18

Черновик №2

Автор: otishie

НЕМЕЦКИЙ СЛЕД НА БРОННИЦКОЙ ДОРОГЕ

С тех пор как существует Ям-Бронница со своим трактиром, почтамтом, школой, церковью, и, хотела было сказать, «постоялым двором» (чего нет того нет теперь), кого только не видели на своей дороге жители села Бронницы. Проезжали здесь не только люди разных сословий, но и разных национальностей. Сегодня мы с вами вспомним проезжих немцев, оставивших не только документальные впечатления о Броннице в своих путевых заметках, стихах и картах, но и наших родных русских немцев, которые служили России на новгородской земле.

Начнём с самого начала – с названия села. Как всем хорошо известно, есть, по крайней мере, три версии на эту тему. По первой из них название села происходит от слова «броня», по второй от древнеславянского слова «спелый колос», но нам сейчас интересна третья версия. На карте Московской империи 1720 года, подготовленной и изданной гравером Матхаусом Сойтером в Аугсбурге, указана Бродница. Историки связывают это название с бродом и перевозом через Мсту, располагавшимся у села. Брод и перевоз были отданы грамотой Александра Невского, а затем и Дмитрия Донского, Антониеву монастырю, который имел право брать пошлину со всех торговых и иных людей, кроме ратных и направлявшихся по делам княжеской службы. Перевоз принадлежал монастырю до второй половины ХVІІІ века.

Адам Олеарий (1599-1671), придворный советник и антикварий Шлезвинг-Голштинского герцога Фридриха, ученый и путешественник, несколько раз бывал в России, пять раз посетил Новгород.
В его «Описании путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно» (1646 г.) впервые в письменном источнике упоминается Бронницкая церковь (ныне храм во имя Спаса-Преображения) на берегу реки Мсты и описывается водосвятие, которому Адам Олеарий, вместе со спутниками, стал свидетелем в Броннице в августе 1634 года.
Присутствовавший в составе австрийского посольства талантливый поэт немецкого барокко лирик Пауль Флеминг поднимался на Бронницкую гору вместе с Адамом Олеарием, восхитившись красотой этих мест написал:

«Так, значит, здесь сошла ты в наше поколенье,
Святая простота, святое украшенье,
Ушедшее от нас?
Так, значит, вот страна,
Что честью, правдою и до сих пор полна».

В 1768 г. известный ботаник, член Петербургской Академии наук Питер-Симон Паллас на пути в экспедицию на юг России останавливался в Броннице специально для того, чтобы полюбоваться окрестностями с высоты Бронницкой горы. Х-Г. Гейслер участвовал в экспедиции в качестве художника и гравёра и оставил нам изображение Бронницкой горы.

А вот записки оставленные бароном И. Ф. Унгерн-Штернбергом, ландмаршалом лифляндского дворянства, секретарем уездного суда (г. Тарту). В 1810 г. его путешествие в Москву пролегало через Бронницу. «Вся дорога от Новгорода до следующей станции Бронница – а это расстояние в 35 верст – как пол, выстлана широкими тесаными балками, плотно уложенными и закрепленными перилами по бокам. По ней почти всегда галопом, с грохотом проносятся превосходные местные почтовые лошади. Этот отрезок пути значительно лучше типичных московских дорог…
Здесь нас привел в изумление добротный и чистый постоялый двор и гостеприимство хозяев. Природной особенностью окрестностей деревни Бронница является единственный на всей равнине конусообразный холм, вершину которого украшает каменная церковь и глубокий, всегда наполненный водой, колодец. Оттуда открывается прекрасный вид, с одной стороны на далекую Валдайскую возвышенность, а с другой – на Новгород и озеро Ильмень. По бокам этого загадочного холма расположены пашни, на которых романтически разбросаны гранитные валуны».

По устным преданиям на месте Преображенской церкви с давних времен находилась маленькая деревянная церковь, которая со временем обветшала и в начале XIV в. была разобрана.
В 15 саженях от нее построили новую деревянную церковь. Проезжавшая по Петербургскому тракту через Бронницу в 1770 -х г.г. императрица Екатерина II (урождённая Софи;я Авгу;ста Фредери;ка А;нгальт-Це;рбстская) заметила, что церковь на берегу р. Мсты стала непригодна для службы и посему повелела построить новую каменную церковь на месте часовни на Бронницкой горе. А старую церковь разобрать. Указание императрицы было выполнено не полностью. Новую Введенскую церковь построили на горе, но ветхая церковь около реки Мсты осталась на прежнем месте, пока не сгорела.

Новгородский губернатор Яков Сиверс, проводивший во времена своего служения на Новгородчине множество преобразований среди прочих, подал рапорт Екатерине II следующего содержания:
(РГИА   Ф.796, оп.52, д.81.):

Получено в Синод 2 марта 1771г.
Генерал-майора Новгородского губернатора Сиверса
Доношение в Святейший Правительствующий Синод.

Как Ее Императорское величество и Его Императорское высочество во время высочайшего шествия из Санкт-Петербурга в Москву усмотреть соизволили, что имеющаяся в селе Бронницах церковь весьма обветшала, и потому на постройку вместо оной вновь каменной церкви всемилостливо пожаловали некоторую сумму [и потому и церковных несколько имеется на постройку оной вновь каменной церкви, тамошним выборным кирпич подряжен]. Того ради Святейшему Синоду предстоящее при старой церкви кладбище у реки почти уже смыто, и потому покорнейше прошу, дабы повелено было дозволить вновь оную церковь построить на горе называемой Бронницкой, где ныне часовня имеется, а ветхую по построении каменной разломать. И о том, когда надлежит определит Её Императорское величество Указом.

В СвятейшийПравительствующий Синод
Рапорт губернатора Сиверса.

Ея Императорского величества Указ из Святейшего Правительствующего Синода 10 марта 1771 года № 423 о построении при яме Бронницах вместо ветхой деревянной вновь каменной на горе Бронницкой церкви мною в Новгороде 16 числа получен.

Заметим, что в XIX веке ремонт здания Введенской церкви и работы по её реставрации были поручены Ф. И. Рербергу, которому архитектор Стасов передал свой проект основательной перестройки церкви в 1826 году.

Введенская церковь на горе была хорошо видна из путевого дворца, построенного прямо напротив него. Бронницкий путевой дворец упоминается в документах с конца XVIII века в камер-фурерском журнале, куда записывались все более-менее значительные действия императоров и императриц, в том числе и остановки при путешествиях по России, например, за 1763 год указана одна из остановок Екатерины II на станции в Броннице по пути на коронацию в Москву и при возвращении в Петербург.

В 1809 году путевой дворец перестраивался. Ответственным за проведение реконструкции Бронницкого дворца Департамент государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел назначил штабс-капитана Засса. В середине ХІХ в. здание походного дворца использовалось для квартир полковых команд Гренадерского Эрцгерцога Франца-Карла полка, которые размещались здесь в 1856 г. Позднее во дворце были устроены квартиры для батальонных и ротных командиров 87 пехотного Нейшлотского полка. После Великой Отечественной войны  размещался дом культуры, затем Мстинская средняя школа, а сейчас располагаются сельская библиотека и музей.

Дальше по бронницкой дороге от реки Мста можно прямиком доехать до реки Ниша, где с родом Рейхелей связана история завода, который многие годы был известен как Бронницкая фабрика И. Кузнецова, после революции – завод «Пролетарий», а в наше время «Пролетарский фарфор». Младший сын Казимира Рейхеля – Петр – во второй половине XIX века д. Устье, на берегу реки Ниши построил лесопильный завод, а затем, на этом же месте кирпичный, который перестроил в гончарный и, наконец, летом 1884 года    в фаянсово-фарфоровый завод.

Самым выдающимся творением К. Я. Рейхеля считался мост через реку Волхов в Новгороде. Строительство проводилось в 1825-1830 гг. В то время дорога на Москву проходила через Новгородский Кремль, и мост располагался там, где сейчас находиться пешеходный мост. Мост Рейхеля прослужил до 1899 года.
При проектировании и строительстве Бронницкого моста К. Я. Рейхель развил свои технические идеи, заложенные в проекте новгородского моста. В 1835 году по указанию главноуправляющего путями сообщения графа Толя Карла Федоровича (1833-23.04.1842 гг.) Казимиром Рейхелем были проведены дополнительные исследования и составлен проект моста на каменных устоях с чугунными арками, и в ноябре того же года представлен на рассмотрение комиссии, который с доработками был утвержден. Строительство моста завершилось в 1842 году. По тем временам это было грандиознейшее сооружение, которое поражало путешественников своими размерами и смелостью инженерной мысли. Прослужил мост 40 лет.

За добросовестную и безупречную службу Казимиру Яковлевичу были пожалованы деревни Жихново, Поводьё, Шабаново. Сам Казимир Рейхель поселился рядом с новыми владениями в деревне Устье, на берегу реки Ниши недалеко от Бронницы. В 1835 году он на новом месте построил восьмикрылую мельницу голландского типа и деревню, назвав ее Новая Мельница.
У Казимира и его супруги Анны Рейхель было 10 детей. Один из их сыновей – В. К. Рейхель – до революции занимал должность председателя Новгородского губернского земского управления.

Помнит бронницкая дорога и всеми любимого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина (русского немца в третьем поколении, поскольку всем известно, что его дед, Осип Абрамович Ганниба;л – сын Ибрагима Ганнибала    был женат на Христине-Регине фон Шеберг), который побывал в Новгороде 23 раза. Хронологию его поездок по Петербургскому тракту через Новгород, а, следовательно, и через Бронницу, привел в своей статье в альманахе «Чело» В. Тюрин. Ученый использовал исследования М. А. Цяловского «Летопись жизни и творчества А. С. Пушкина». В 2016 году исполнилось 180 лет со дня последней поездки Александра Сергеевича через Бронницу — 20 мая 1836 г., отъезд из Москвы в Петербург.

И, на последок, ещё одно интереснейшее посещение села Бронницы. В августе 1991 года Бронницкий Спаса-Преображенский храм посетил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II    прямой потомок графа Фёдора Васильевича Ридигера, участника войны 1812 года, командующего Гродненским гусарским полком. Много лет спустя он и всё его потомство были возведены в графское достоинство в знак особого расположения и признательности верной и достойной полувековой службы в России. Семья Ридигеров принадлежала остзейскому дворянству, потомственным землевладельцам Курляндской губернии.

До сих пор люди различаются по социальному статусу и национальностям. До сих пор одни из них приезжают жить и работать на Новгородчине, а другие бывают в Великом Новгороде проездом, но всех их путешествующих сегодня, как и в прошлые века, объединяет бронницкая дорога. И кто знает, может быть, следы сегодняшних путешественников останутся в памяти нашей дороги и наших жителей навечно.

Ксения Рормозер магистрант
кафедры Журналистики НовГУ
———————
В статье использованы материалы сайта http://bronnitsa-msta.ru/ и газеты «Hoffnung» №2-3 2018 г.