Архив рубрики: ‘ Прозаическая миниатюра ’

Фев 10

Все измеряют расстояния по-своему… я вдруг подумала сегодня, когда очередной раз ехала в город и глядя в окно автобуса считала деревья, почему бы не измерять расстояние количеством храмов встречающихся по дороге?
Например, у православных есть благочестивый обычай проходя мимо храма перекреститься.
Так вот от Бронницы до В. Новгорода (остановка Федоровский ручей) оказалось всего семь церквей, следовательно, мне до города всего семь раз перекреститься!
А сколько храмов стоит на Вашем пути от дома до работы (учёбы)?

Фев 10

Пятница. Сегодня было не так холодно как вчера. Сегодня воздух впитывался легко и потому гулять по улицам было приятно. Зима умеет быть очаровательной и в Новгороде.
Хорошо, что на площади всё ещё живёт новогодняя ёлка. И город, мерцая в новогодних огнях с каждой предвечерней  минутой, становится всё нежнее и молчаливее.
Именно в такие моменты хочется быть чуть-чуть откровеннее, чем обычно…
Ах, Новгород, Новгород, ты и сам не знаешь как ты великолепен в своём русском великодушии!
Или нет знаешь, но как и положено старому старинушке прячешь довольную улыбку умиротворения в седой бороде, да поглядываешь вдаль посмеиваясь про себя в ответ на неуклюжие восхищения.
Если бы тебя не было, наш сказочный город, то мы бы  тебя непременно выдумали. Просто будь таким какой ты есть и тогда всё у Новгородцева будет и будет хорошо.

©Ксения Рормозер
22.01.2021 г.
Село Бронница

А случилось это те далёкие времена, когда на Руси правил Император и на Волге проживали колонисты из Германских земель. Немцы жили между собою дружно в колониях, да и с местными крестьянами не ссорились. Благословил Господь пришельцев в земле русской и добрым здоровьем, и изрядными урожаями. Знай себе трудись. Бывало, у иного немца в хозяйстве своих рук не хватало, так он обязательно работников нанимал. Русские крестьяне не брезговали у немца работать потому как платил он всегда честно.
Так вот однажды и нанялся к немцу Кусмарцу овец пасти некий крестьянский сын Лукьян Смирнов. Была у него зазноба, казачка Мария. Да отец поставил будущему зятю условие, мол, коли сможешь заработать на нужды семейные так тому и быть отдам за тебя Марусю. Лукьян спорить не стал, пошёл и нанялся к Кусмарцу в работники. Долго ли коротко ли работал о том предание семейное умалчивает, но настал счастливый час и вернулся Лукьян с прибылью за дролечкой. И старый казак, пересчитав золотые червонцы, благословил дочь. В туже осень сыграли свадьбу. Лукьян да Марья прожили вместе до глубокой старости.
Когда сын их Иван подрос была в России перепись и всех многочисленных Смирновых в Нижней Добринке записали не по родовой фамилии, а по роду занятий или по фамилии хозяина, у которого они подрабатывали. Так вот Лукьян и сыновья его стали Кусмарцевыми.
После революции 1917 года развела судьба и Кусмарца и Кусмарцевых по разным российским дорогам. Куда задевался немец нам не ведомо. Но если он остался в России, то и его не миновали все катастрофы XX века – репрессий, голод, война – до неузнаваемости изменившие не только российских немцев. Голод на Волге выдавил из родной деревни Лукьяна с женой и детьми аж в прикаспийские земли. Лукьян семью от людоедства и голода спас, но перед смертью завещал детям вернуться в Россию.
И его внуки вернулись. Вернулись в самое сердце России, в Великий Новгород. Где Максим Юрьевич-Иванович-Лукьянович женился на прибалтийской немке, которая и сочинила для Вас этот сказ.

©Ксения Рормозер
20.12.2020
Село Бронница