Архив: Декабрь, 2020

А случилось это те далёкие времена, когда на Руси правил Император и на Волге проживали колонисты из Германских земель. Немцы жили между собою дружно в колониях, да и с местными крестьянами не ссорились. Благословил Господь пришельцев в земле русской и добрым здоровьем, и изрядными урожаями. Знай себе трудись. Бывало, у иного немца в хозяйстве своих рук не хватало, так он обязательно работников нанимал. Русские крестьяне не брезговали у немца работать потому как платил он всегда честно.
Так вот однажды и нанялся к немцу Кусмарцу овец пасти некий крестьянский сын Лукьян Смирнов. Была у него зазноба, казачка Мария. Да отец поставил будущему зятю условие, мол, коли сможешь заработать на нужды семейные так тому и быть отдам за тебя Марусю. Лукьян спорить не стал, пошёл и нанялся к Кусмарцу в работники. Долго ли коротко ли работал о том предание семейное умалчивает, но настал счастливый час и вернулся Лукьян с прибылью за дролечкой. И старый казак, пересчитав золотые червонцы, благословил дочь. В туже осень сыграли свадьбу. Лукьян да Марья прожили вместе до глубокой старости.
Когда сын их Иван подрос была в России перепись и всех многочисленных Смирновых в Нижней Добринке записали не по родовой фамилии, а по роду занятий или по фамилии хозяина, у которого они подрабатывали. Так вот Лукьян и сыновья его стали Кусмарцевыми.
После революции 1917 года развела судьба и Кусмарца и Кусмарцевых по разным российским дорогам. Куда задевался немец нам не ведомо. Но если он остался в России, то и его не миновали все катастрофы XX века – репрессий, голод, война – до неузнаваемости изменившие не только российских немцев. Голод на Волге выдавил из родной деревни Лукьяна с женой и детьми аж в прикаспийские земли. Лукьян семью от людоедства и голода спас, но перед смертью завещал детям вернуться в Россию.
И его внуки вернулись. Вернулись в самое сердце России, в Великий Новгород. Где Максим Юрьевич-Иванович-Лукьянович женился на прибалтийской немке, которая и сочинила для Вас этот сказ.

©Ксения Рормозер
20.12.2020
Село Бронница

Дек 9
Любимая, тепло твоей души
Я чувствую в твоём смущённом взгляде.
Ты уходить сегодня не спеши,
Куда идти-то тебе на ночь глядя?

Мерцают капли свежие смолы
На разгарающихся ветках ели,
Мне хорошо, когда так близко ты
Малюешь у камина акварели.

Мерцает ночь над медленной рекой,
Шуршат в траве неведомые звери,
А ты сейчас вся рядом, ты со мной,
Храпишь на не разобранной постели.

Туман ползёт по берегу реки
И просыпаются столетние дубравы.
Останься, говорю, не уходи…
Идёшь? Что ж, провожу до переправы.

Скользит с горы знакомая тропа,
Держись-ка за мои крутые плечи!
А через час и я один и ты одна
И рядом только бесконечный вечер.

© Copyright: Ксения Рормозер, 2020
Дек 9
Боюсь, что не умру, что буду вечно жить
И помнить о прошедшем со слезами.
Боюсь, что не смогу как следует любить Того,
Кто молча следует за нами.
Боюсь, что новый день и новые дела
Переживу я ни уму ни сердцу.
Боюсь, что я вообще наверное не жила,
А просто заняла кому-то место.
© Copyright: Ксения Рормозер, 2020
Дек 9

Ты и есть ВРЕМЯ

Автор: otishie
Это пока нет цели времени полно, но когда она есть время сжимается в кулак и несётся со страшной силой размыкая расстояния и чувства, дробя реальность на зыбкие мгновенья встреч и расставаний. И, однажды, наступает момент, когда ты понимаешь, что ты и есть ВРЕМЯ, а остальное -  пространство, в котором тебе дано или не дано осуществиться.
© Copyright: Ксения Рормозер, 2020
К сожалению из-за пандемии на встречу потомков немецких колонистов, которая состоялась 03. 12. 2020 г. пришло несколько человек. Но зато Яков Фёдорович Шох рассказал нам о своих самых ярких воспоминаниях новгородского детства и о жизни в ссылке в Казахстане и даже о том, как он исследовал местность рядом с деревней Савино, где находилась Ново-Николаевская колония.
Оказывается перед тем как покинуть родное поселение колонисты зарыли в большой яме вещи, которые не смогли увезти с собой (швейные машинки и т. д.), но Яков Фёдорович не обнаружил ничего по возвращении на Родину в Новгород… Утешает его лишь то, что всё ещё можно навестить могилы предков на старом кладбище.
Его соседка по Новониколаевке Лариса Даувальтер, судя по воспоминаниям о домашней кухне, предполагает, что её предки эмигрировали в Россию из Швабии, поскольку швабы предпочитаю очень жирную пищу (пироги с салом, например). Но архивных документов подтверждающих её догадки к сожалению пока не найти. Её родные были высланы во время Великой Отечественной Войны 1941-45 гг. в Пермь.
Николай Вячеславович Салоников (из потомков Вилевальдов) ещё и ещё раз обратил внимание студентов присутствовавших на встрече, что пока живы их бабушки и дедушки нельзя упускать возможность задать им самые разные вопросы, а лучше записать все их воспоминания и семейные легенды. Пусть они не всегда точны, но на то и архивы, чтобы можно было проверить семейную информацию. Как жаль, что зов предков достигает наших душ только в зрелом возрасте…
Не все репрессированные немцы вернулись на Родину в Великий Новгород и не все хотят уехать на историческую Родину своих предков. Да, было голодно и психологически дискомфортно в годы репрессий. Но любой немец всегда утешается работой и не просто работой, а хорошо сделанной работой. И потому ни при каких обстоятельствах не перестаёт уважать себя и не забывает благодарить Бога.

P.S. А я совместила вчера приятное с полезным и поработала над своей ВКР, попросив всех участников встречи заполнить анонимную анкету для выяснения необходимости появления немецкой национальной газеты на Северо-Западе России, а именно в Великом Новгороде.
Всем огромное спасибо за участие в опросе!