Архив: Ноябрь, 2020

Ноя 28

Мы живём в мире кодов. Каждое поколение, каждый этнос, каждый человек приходя в этот Мир словно заново его перезагружает через себя, переживая историю предков через Всемирную историю. И каждый проходящий по Дороге Жизни стремится оставить для потомков напоминание о себе и своём народе. Это религия и предметы быта, традиционная кухня, архитектура и ремёсла, песни и философия выживания. Они, словно заломы в лесу, оставлены предками, чтобы ты не заблудился в потоке чужой информации и не забыл себя и не забыл своих.

На первый взгляд Великий Новгород носитель русского кода, но если к этому городу внимательно присмотреться, то можно обнаружить и немецкий код. Как в названиях его улиц (улица Александра Германа, героя Советского Союза), так и в названиях магазинов (Саламандра, Эдельвейс), и более всего среди заведений питания. Например, ресторан «Дом Берга», «Ганзейский погребок», кафе «Бавария» и т. д.

Дом Берга

Дом Берга

Если это Ганзейский союз, то о нём так много напоминаний на одном только Ярославовом Дворище, где кстати регулярно проводится праздник «Ганзейские дни». Это и ганзейский фонтан и напротив него – памятник Новому Ганзейскому союзу, в виде ганзейского крогга и новгородской ладьи. Гостинница «Ганза» и Конгресс-холл в Бизнес-центре на Лерховском бульваре (набережная Александра Невского). А также отреставрированный на средства Новой Ганзы Никольский собор, напротив которого, в своё время, находился Немецкий двор. И на котором, как известно, находилась католическая божница, немецкое кладбище и торговые постройки. Сразу за Ярославовым Дворищем начинался Немецкий речной двор, на месте которого сегодня построена гостиница «Россия». Именно там в 1968 году на готском раскопе была найдена берестяная грамота №488 с текстом 94 псалма, написанный старым готическим письмом.

Хранителями немецкого кода Новгородчины являются потомки российских немцев некогда приглашённых Петром I и Екатериной II в Россию. Среди которых имя новгородского губернатора Якова Сиверса, научившего новгородцев выращивать и кушать картофель, о нём напоминает до сих пор, прорытый в его время, между Мстой и Волховом «Сиверсов» канал.

Граф, генерал-майор Сиверс Яков Ефимович Новгородский губернатор с 1764 по 1776 гг.

Граф, генерал-майор Сиверс Яков Ефимович Новгородский губернатор с 1764 по 1776 гг.

И имя губернатора Эдуарда Лерхе, открывшего первый Почтампт в городе и первое отделение «Красного Креста» в Новгородской губернии. О нём хранит память «Лерховский бульвар», который хотя так и не называется теперь, но фактически существует.

Лерхе Эдуард Васильевич действительный статский советник  Губернатор Новгорода с 13.03.1864 по 04.11.1882 гг.

Лерхе Эдуард Васильевич действительный статский советник Губернатор Новгорода с 13.03.1864 по 04.11.1882 гг.

Это память о мостах Казимира Рейхеля, на месте которых в Новгороде стоит горбатый мост, а в селе Бронница реконструированный многократно рейхелевский мост носит теперь имя своего первого инженера-конструктора, о чём свидетельствует памятная доска.

Мост Казимира Рейхеля через Волхов

Мост Казимира Рейхеля через Волхов

О немцах напоминают имена лесовода Эрнеста Дамберга и создателя садоводческих питомников под Новгородом Ивана Кошко. Статьи в «Вестнике Новгородского Земства» Александра Адамовича Люста, агронома губернского земства, хорошо известны в узких кругах специалистов.

http://www.nounb.ru/fbooks/book_0114/#/1/

http://www.nounb.ru/fbooks/book_0114/#/1/

А также целая плеяда дореволюционных немецких предпринимателей, прославивших своими товарами Великий Новгород на всю Россию. Кто не знает о кирпичах Константина Вахтера и его знаменитых заводах огнеупорных, кислотоупорных изделий и канализационных труб или о богемском стекле Николая Граве. Алексея Рейхеля, владельца Кошелевскго завода по сухой перегонке древесины на дёготь.

Василия Петровича Розенберга, предводителя Крестецкого дворянства, владельца усадьбы «Васильевка» и Врангель Александру Доминиковну, баронессу, председателя Католического благотворительного общества я надеюсь новгородцам представлять не надо. Кстати, в списках дворянских родов Павла Павловича Голицына можно найти не один десяток немецких имён.

http://elib.shpl.ru/ru/nodes/16250-golitsyn-p-p-spisok-dvoryanskih-rodov-novgorodskoy-gubernii-vnesennyh-v-dvoryanskuyu-rodoslovnuyu-knigu-s-1787-g-po-1-e-yanvarya-1910-goda-s-prilozheniem-spiska-gubernskih-i-uezdnyh-predvoditeley-dvoryanstva-1767-goda-novgorod-1910#mode/inspect/page/5/zoom/4

http://elib.shpl.ru/ru/nodes/16250-golitsyn-p-p-spisok-dvoryanskih-rodov-novgorodskoy-gubernii-vnesennyh-v-dvoryanskuyu-rodoslovnuyu-knigu-s-1787-g-po-1-e-yanvarya-1910-goda-s-prilozheniem-spiska-gubernskih-i-uezdnyh-predvoditeley-dvoryanstva-1767-goda-novgorod-1910#mode/inspect/page/5/zoom/4

Из более современных имён назовём имя Виктора Тоота, работавшего в ссылке главным художником на фарфоровом заводе в Пролетарии.

И имя архитектора Игоря Явейна, построившего Новгородский железнодорожный вокзал, сразу после войны 1941-45 гг.

А также имя Ирины Гессе, преподавателя математики и заведующею кафедрой физики в Новгородском университете в своё время, и всем хорошо известное имя Вебера Виктора Робертовича, врача-кардиолога, экс-ректора НовГУ. И раз уж речь зашла об университете, то как не вспомнить о студенческом немецком хоре под руководством Прудниковой Т. Ф, доценте кафедры БО и Российско-Германской Академии непрерывного образования.

Немецкий хор НовГУ

Немецкий хор НовГУ

Ну и наконец, потомки немцев-колонистов до сих пор проживающие на Новгородчине прекрасно помнят о немецких колониях под Новгородом: Гореловской, Ново-Николаевской (маршрут автобуса 149), Александровской, а так же Тарасиха, Ксенофонтовская, Шендорф, Малая Вишерка, Сосниха, Вороний остров, Малая Михайловка, 2-я Александровская и Фридендорф.

Об этих колониях постоянно публикуются архивные материалы собранные в книги историками, Николаем Вячеславовичем Салониковым – заместителем директора Государственного архива Новгородской области (ГАНО), кандидатом исторических наук, доцентом кафедры всеобщей истории исторического факультета Гуманитарного института Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого и Натальей Сергеевной Федорук – кандидатом исторических наук, зав. отделением истории и архивоведения НовГУ, доцентом кафедры ИРАВ при содействии Генерального консульства Федеративной Республики Германия в Санкт-Петербурге в рамках программы по поддержке немецкого меньшинства. Проект инициирован и проводится под патронажем Фонда поддержки и развития русско-немецких отношений «Русско-немецкий Центр встреч Санкт-Петербурга».

http://drb.ru/in-russia/novaja-kniga-o-nemcah-novgorodskoj-gubernii/ и https://bibliothek.rusdeutsch.ru/catalog/5191

Список можно продолжать и продолжать его можно, например в Тик-Токе https://www.tiktok.com/@novgorodskiy_listok?sender_device=pc&sender_web_id=6894171084381128198&is_from_webapp=1

Но самое главное, что хотелось сказать, что российский немец чувствует себя сегодня гораздо комфортнее в России, чем когда-то его предки-переселенцы, в основном селившиеся компактно в колониях. Поскольку повсюду видит, слышит и чувствует немецкие «заломы» оставленные для него именно его предками в «русском лесу». Российский немец при всём желании никогда не сможет заблудиться в России, как не сможет утратить свой национальный код. Ведь у него одна история, одна судьба и одни воспоминания с этой страной.

© Ксения Рормозер

В 2027 году мы будем отмечать юбилей – 300 лет немецкоязычной прессы в России, поскольку первые номера немецкой газеты “Petersburgische Zeitung” стали доступны широкому кругу читателей в 1727 году [1]. Но если быть точным, то придётся сделать корректировку на запрет Всероссийской немецкой печати в годы Первой Мировой войны 1914 года и далее в СССР с началом Второй Мировой Войны 1941-45 гг., если не считать выходивших в этот период агитационных газет для военнопленных: “Фрайес ворд” – свободное слово (1941-43 гг.) и “Фрайес Дойчланд”(1943-45 гг.) – свободная Германия и “Нахрихтен” – бюллетень для немецких военнопленных в СССР (1946-49 гг.) [2].
Долгие годы после войны с фашистами русские немцы были изгоями на родной земле и не имели права голоса в Российской прессе в силу политических причин [3]. И только в январе 1955 года на Алтае был разрешён выпуск районной газеты на немецком языке “Arbeit”. В последствии она была закрыта, но вместо нее стала издаваться «Rote Fahne», которую в 1988 г. переименовали в «Zeitung für Dich» [4]. Именно эта газета русских немцев до сих пор остаётся образцом этнического издания [5], поскольку традиционно все её медиаматериалы представлены читателю исключительно на немецком языке.
За триста лет немецкая газета, а мы в данной исследовательской работе акцентируем внимание именно на газетах, пережила вместе с Россией самые невероятные внутриполитические потрясения и стала уникальным документом, буквально отражающим ежедневную повседневность истории.
По традиции установленной исследователем Иларионовой Т. Н. [6] мы будем придерживаться в данной работе известных временных периодов функционирования немецкой прессы в России с 1727 по 1991 год, с поправкой на современный период с 1991 по 2020 годы.
Итак, первый период с 1727 года до окончания 70-х гг. XIX столетия можно охарактеризовать как время стабильной внутриполитической атмосферы в России для развития экономической и культурной деятельности переселенцев из Европы. Единое творческое медиапространство данного периода составляли три издательских центра: столичный, прибалтийский, южно-российский.
По своему характеру немецкая пресса данного периода была общественно-политической. Основная цель немецкой газеты состояла в информировании читателя о событиях, отражающих внешнюю и внутреннюю политику России с тем, чтобы создать комфортную информационную среду для культурной интеграции колонистов. Газета на немецком языке стала посредником между иммигрантами из Германии и российской властью. Но это не означает, что газеты данного периода издавались исключительно для немецкой диаспоры, на все немецкоязычные газеты существовала подписка и все желающие могли свободно её приобрести. Кроме того, немецкая газета не акцентировала своё внимание исключительно на новостях немецкой диаспоры, а сообщала о самых разнообразных российских событиях.
Хорошо известен тот факт, что немецкие иммигранты издавали свою газету всюду, где бы они не жили, например в Канаде и США. Это стало своеобразной национальной традицией немецкого народа. Тем более, что изобретение процесса массового производства печатной продукции при помощи подвижных литер изобрёл немец Иога́нн Генсфляйш цуа Ляден цум Гу́тенберг (Johannes Gensfleisch zur Laden zum Gutenberg). Немецкие газеты довольно легко прижились на богатой издательской почве России и достаточно скоро стали привычной составляющей её медиаландшафта.
Второй период занимает время с конца 70-х гг. XIX века до начала первой русской революции в 1905-07 гг. Немецкие газеты переживают период дифференциации, становятся специализированными. В каждом номере немецкой газеты начинает ясно звучать национальный лейтмотив. В статьях появляются тревожные нотки, обращающие внимание немецкоязычного читателя на сохранение национальных традиций, что является верным признаком активно идущего процесса ассимиляции немцев. Среди читателей немецкой диаспоры всегда были отличавшиеся по цели пребывания в России. Одни из них шли по пути активной ассимиляции, «формируя российскую надэтническую и русскую этническую идентичность, другая – рассматривала свое пребывание в России лишь как один из этапов биографии и сохраняла исходную немецкую (германскую) идентичность, а третья – приобретала российскую идентичность как надэтническую, но при этом стремилась к сохранению немецкой этнокультурной идентичности» [7, с.419]. Думается, что в первую очередь вниманию последних из них и были представлены данные печатные материалы.
В третий период – период русской революции 1917 года – появляются новые издательские центры в Поволжье и на Кавказе. Немецкие газеты, как, впрочем, и все национальные издания России этого периода, имеют ярко выраженную политическую окраску текстов, в которых чётко прослеживается отношение немцев к происходящим переменам в стране, но при этом соблюдается нейтралитет ко всем партиям России.
С 1910 года по мнению Иларионовой Т. Н. начинается четвёртый период истории немецкой печати. Значительно увеличивается количество немецкоязычных изданий, в которых политические материалы представлены в свете обострения межнациональных конфликтов и ожидания войны с Германией. С началом Первой Мировой Войны в России был запрещён немецкий язык, закрылись немецкие школы и печатные издания. По России прокатилась волна немецких погромов. Во время войны на оккупированных территориях Германия издавала газеты с антирусской и антироссийской пропагандой. Этот опыт в последствии был развит и фашистской Германией.
Довоенная история немецкой печати СССР в научной работе Иларионовой Т. Н. представлена тремя периодами: первый – с 1917 по 1923 гг. – газеты издавались общественными и затем партийными организациями. Первоначальная читательская аудитория немецких газет данного периода была представлена военнопленными немцами и только в последствии сосредоточилась на аудитории русских немцев.
Немецкие колонисты не только издавали свои газеты при материальной поддержке немецких союзов из Германии и США, но и получали из-за рубежа немецкие печатные издания, например такие как «Дер волгадойче» и «Калифорниен пост».
В тоже время в России формируется большевистская немецкая печать, она становится централизованной, например в Москве выпускается газета «Ди роте фане» (1919-22гг.) и иерархичной. Газеты, изданные в столице, задают тон для провинциальных газет. Прекращается издание добровольных национальных объединений, и вся немецкая пресса сосредотачивается в руках партии большевиков, а следовательно, имеет абсолютное влияние на немецкоязычную читательскую аудиторию.
Второй период – с 1924 по 1929 гг. – в Москве создаётся центральная немецкая газета «Дойче централь цайтунг». Именно эту газету немцы России должны были выписывать в принудительном порядке и именно через неё велась активная политическая пропаганда среди немецкого населения страны. Поэтому невозможно считать, что данное издание имело консолидирующую функцию среди немецкого населения России. Немцы не имели возможности в данном издании выразить своё личное отношение ко всему происходящему в стране.
С 1930 по 1941 годы немецкая пресса в России переживает свой третий период. При строгом соблюдении административно-территориального принципа и руководствуясь решениями центра в местах компактного проживания немцев издаются местными властями новые немецкие газеты. Основное их назначение было в сохранении немецкого языка как такового. Максимальное количество немецких газет издавалось в стране с 1933 по 1935 гг. Но поскольку их читательская аудитория была ограничена газеты постепенно закрывались.
С 1939 года в связи с переменой внутренней политики партии большевиков относительно немецкого меньшинства вся немецкая печать за пределами АССР НП была закрыта, вплоть до центральных столичных газет. В АССР НП печать на немецком языке прекратила своё существование вместе с существованием немецкой республики на Волге в связи с Указом Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев проживающих в районах Поволжья» в августе 1941 года.

Б и б л и о г р а ф и я

1. Сыщиков А. Д., Трофимова Н. С. Газета «St. Petersburgische Zeitung» в первые годы ее существования // Петербургская библиотечная школа. 2015. №3 (51). С. 28-32.
2. Кузьминых А. Л. Периодическая печать для военнопленных в СССР (1941-49 гг.) //
3. Герман А. А., Иларионова Т. С., Плеве И.Р. История немцев России // Учебное пособие. М.: Издательство «МСНК-пресс». 2005. С. 433. URL: https://geschichte.rusdeutsch.ru/13
4. Шлейхер Й. Газеты российских немцев испытывают трудности // InfoDienst. 2001. №41. С. 17-19.
5. Блохин И. Н. Этнологическая культура журналиста // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. 2008. № 2-2. С. 302-307.
6. Иларионова Т. С. Воздействие национально-политических отношений на формирование духовных ценностей (опыт исторического анализа печати рос. немцев): дис. … канд. истор. наук. М., 1992. С. 26.
7. Лебедева Е. В. Проблемы развития гражданской идентичности российских немцев: исторический опыт второй половины ХVIII – первых десятилетий ХХ в. // Материалы XIII международной научной конференции. М.: «МСНК-пресс». 2011. С. 576. С.412-432.
——————————————————–
©Ксения Рормозер (Rohrmoser)
студент магистратуры кафедры Журналистики НовГУ
22.07.2020 г. Село Бронница.