Архив: Октябрь, 2020

Послесловие к Культурно-Исторической конференции…

В рамках курса ЖУРНАЛИСТИКА КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН выполняю домашнюю работу. Делаю разбор по схеме на рецензию Вероники Хлебниковой (ИСКУССТВО КИНО) от 28.11.19 на документальный фильм Томаса Хайзе «Родина – это место во времени»,  показ которого проходил в рамках Московского кинофестиваля. И начинаю размышлять…

Вероника Хлебникова пишет, что  «Heimat — несовременное слово немецкого романтизма, которое пытались применить к своей современности философы с той же буквы — Хайдеггер, Хабермас и многие после них. Это именование идиллической родины, родного края, отчего дома, ностальгического детского мира, домашнего очага, безопасного укрытия перебродило под давлением истории и выдохлось» и выдохлось-то оно, по большому счёту, не только в Германии, но тем более на постсоветском пространстве и для российского немца в том числе.
Тем не менее в России невозможно быть «просто русским», это многонациональная страна и всё русское в ней само собой разумеется, как воздух, вода и земля. Но Культура России всегда многонациональна и невозможно говорить о культуре русских как о Русской Культуре. Многослойность российской истории и полифоничность её звучания в любой сфере деятельности уникальна. И если её многонациональный аккорд перестаёт звучать, то пропадает красота неповторимой русской гармонии.

«Heimat ist ein Raum aus Zeit» – это фильм-портрет, точнее семейный портрет, но не из фотографий, а из строчек взятых из писем четырёх поколений одной семьи написанных в разное время друг другу. Фильм-пейзаж милых сердцу детских мест, которые меняются во времени и пространстве современности до неузнаваемости, равно как меняемся мы сами. И действительно, много ли остаётся от пережитого в детстве в нас сегодняшних? А ведь из этих воспоминаний складывается историческая мозаика целой страны! Как бы это пафосно не звучало.

«Это роман, оттолкнувшийся от утопии места и дома, которого нет, и пришедший к чувственной осязаемости связей, протянутых словом в пространстве и времени — родственных, любовных, интеллектуальных…»
В этом фильме Томас Хайзе говорит о связи родственников через письма, лейтмотивом звучит мысль о том, что именно родственная связь то единственное, что остаётся человеку на память о его Heimat. И звучание немецкой речи, точнее немецкий язык – письменный и устный – становится средством сохранения памяти о пережитом.
Но как выяснилось на прошедшем Культурно-историческом семинаре, после просмотра серии кулинарных проектов немецкой кухни, немецкий язык можно забыть, а вот бабушкины рецепты – никогда и ни при каких обстоятельствах! Так что милый сердцу Heimat обретает новое пространство во времени…

——————
Студентка магистратуры НовГУ ИГУМ,
Журналистика 42.04.02,
второй курс, группа 9422,
©Ксения Рормозер
27.10.2020 г.

Окт 17

ГИПОТЕЗА

Автор: otishie
МОЯ ГИПОТЕЗА
Новгородские немцы, переехавшие из Новосаратовской, ИЖОРСКОЙ, Стрельнинской и Кипенской колоний [1] под СПбургом являются потомками переселенцев из Браденбурга, Вюртемберга, Гессен-Дармштадта прежде всего [2].
А ИЖОРСКАЯ колония находилась на территории Ингерманландии, на которой было позволено селиться «всем иностранным, прибывшим на поселение в Россию»[3] и селились там немцы из ГАНЗЕЙСКИХ городов(!)
ЧТО НАМ И НАДО ДОКАЗАТЬ!!!
——————
1. Федорук Н. С. «ПОЛЕЗНЫЙ ПРИМЕР…»: ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЙ ПОД НОВГОРОДОМ В XIX – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX В // Ежегодник Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев. 2015. № 1. С. 67-77.
2. Бахмутская Е.В. НЕМЕЦКИЕ КОЛОНИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ. 1760-е – 1870-е гг.: Автореф. дис. … канд. ист. наук. – СПб., 2003. – С. 15.
3. МАНИФЕСТ ЕКАТЕРИНЫ II ОТ 22 ИЮЛЯ 1763 Г. «О ДОЗВОЛЕНИИ ВСЕМ ИНОСТРАНЦАМ, В РОССИЮ ВЪЕЗЖАЮЩИМ, ПОСЕЛЯТЬСЯ В КОТОРЫХ ГУБЕРНИЯХ ОНИ ПОЖЕЛАЮТ И О ДАРОВАННЫХ ИМ ПРАВАХ» // История российских немцев в документах. М., 1993. С. 18-21.

МОЯ ГИПОТЕЗАНовгородские немцы, переехавшие из Новосаратовской, ИЖОРСКОЙ, Стрельнинской и Кипенской колоний [1] под СПбургом являются потомками переселенцев из Браденбурга, Вюртемберга, Гессен-Дармштадта прежде всего [2].А ИЖОРСКАЯ колония находилась на территории Ингерманландии, на которой было позволено селиться «всем иностранным, прибывшим на поселение в Россию»[3] и селились там немцы из ГАНЗЕЙСКИХ городов(!)ЧТО НАМ И НАДО ДОКАЗАТЬ!!!——————1. Федорук Н. С. «ПОЛЕЗНЫЙ ПРИМЕР…»: ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЙ ПОД НОВГОРОДОМ В XIX – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX В // Ежегодник Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев. 2015. № 1. С. 67-77.
2. Бахмутская Е.В. НЕМЕЦКИЕ КОЛОНИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ. 1760-е – 1870-е гг.: Автореф. дис. … канд. ист. наук. – СПб., 2003. – С. 15.
3. МАНИФЕСТ ЕКАТЕРИНЫ II ОТ 22 ИЮЛЯ 1763 Г. «О ДОЗВОЛЕНИИ ВСЕМ ИНОСТРАНЦАМ, В РОССИЮ ВЪЕЗЖАЮЩИМ, ПОСЕЛЯТЬСЯ В КОТОРЫХ ГУБЕРНИЯХ ОНИ ПОЖЕЛАЮТ И О ДАРОВАННЫХ ИМ ПРАВАХ» // История российских немцев в документах. М., 1993. С. 18-21.

БРОННИЦКАЯ ПАСТОРАЛЬ

«Так, значит, здесь сошла ты в наше поколенье,
Святая простота, святое украшенье, ушедшее от нас?
Так, значит, вот страна, что честью, правдою и до сих пор полна».
Сказал, залюбовавшись незабываемой красотой наших окрестностей в XVII веке, поэт немецкого барокко Пауль Флеминг, поднявшийся вместе с путешественником Адамом Олеарием на Бронницкую гору. Именно Пауль Флеминг оставил в поэтической истории Новгорода первый след, написав поэму «В Великом Новограде россов» в жанре патриархальной идиллии посвящённые нашему Великому городу.
Всегда Бронница будет помнить поэта Александра Сергеевича Пушкина, многократно проезжавшего из Петербурга в Москву и обратно, менявшего лошадей в нашей Ям-Броннице и трапезничавшего в нашем трактире. Быть может мимолётно в своих стихотворениях поэт вспоминал и о нашем селе, хотя и не упоминал его буквально.
Не всюду пишутся стихи, не каждый слышит вдохновенье, но в селе Бронница именно та благодатная атмосфера, которая возносит душу над суетой и обыкновенностью. Ещё древнекитайские философы считали, что через Мир проходят три музыкальные струны, на которых Провидение исполняет музыку сфер. И кто знает быть может одна из струн пронзает мировое пространство именно в нашей Броннице, ведь не случайно же здесь звучит столько авторских песен на праздниках села.
В Броннице родился поэт Василий Яковлевич Смелов (1896-1931). Не многие помнят сегодня его имя и его стихотворения. Но в своё время его хорошо знали в творческой среде Новгорода. Пусть это был пролетарский поэт и его муза служила не постоянным идеалам, но факт остаётся фактом, Бронница стала колыбелью его поэтической мысли, колыбелью его вдохновения. К слову сказать Василий Яковлевич в 1919-1920г.г. работал в губернской газете «Звезда», руководил литературной студией клуба Губпрофсовета, а после создания в 1926 году Новгородской ассоциации пролетарских писателей стал первым ее председателем. Наш Бронницкий поэт дружил с Сергеем Есениным. В 1920 году Есенин путешествовал пешком по Новгородчине и встречался в Броннице со Смеловым. А в следующую свою встречу в Новгороде в 1921 году Сергей Есенин подарил Василию Смелову свою фотографию с дарственной надписью, которая, к сожалению, сгорела вместе с архивом поэта во время Великой Отечественной войны. (Новгородская правда, 1960, 25 авг., №202). Похоронен Василий Яковлевич Смелов в 1931 году на своей родине, в Броннице.
Сегодня в нашем селе целое созвездие поэтов. В июне этого года в социальной сети «ВКонтакте» Бронницкий Дом Культуры проводил фестиваль поэзии и авторской песни «Часовые любви» посвящённый юбилею Бронницкого клуба. Все стихотворения и песни, представленные на фестивале, были написаны и исполнены от души и с такой любовью, что это вызвало умиление публики. Поэзия, отражающие повседневность сельской жизни, хорошо забытый теперь жанр Пасторали, имеет необыкновенное очарование. Ведь как считал великий японский поэт Басё в простоте образов кроется истинная красота.
С большим удовольствием нам хочется назвать имена всех участников фестиваля, украсившего праздник своим творчеством: Ершов Н. А., Вязина Е. В., Фролова В. А., Туктарова Галина, Любовь Васильева, Александр Устинов, Татьяна Афанасьева, Алиса Балабина – Щеглова, Александра Барбашова, Ксения Рормозер.
Ведь, что такое сельская поэзия как не дыхание родной земли, ощутить которое, как дуновение тёплого июльского лета всегда приятно и умиротворительно.

©Ксения Рормозер (Rohrmoser)

ПРИТВОРНЫЕ АНГЕЛЫ

Самое первое, на что обращают внимание все приходящие в наш храм во имя Спаса-Преображения в селе Броннице, как постоянные прихожане обязательно прикладываются к двум фрескам. Расположены эти фрески прямо при выходе из притвора. На правой фреске изображен Ангел, держащий в деснице перо, а в левой руке свиток, на котором написано следующее: «Ангел Господень записывает имена входящих в храм». На левой фреске нарисован совершенно такой же ангел, всё так же держащий в деснице перо, а в левой руке свиток, но на свитке написано следующее: «Ангел Господень записывает имена исходящих из храма».
Откуда же пошёл этот обычай и почему такие фрески расположены именно в притворе храма? Мы, с моими детьми, задались этим вопросом и решили исследовать другие храмы Новгородской Епархии на предмет притворных (находящихся в притворе) Ангелов, в чём нам заочно помогла искусствовед Свято-Юрьева монастыря Великого Новгорода Галина Романовна Столова.
Оказалось, что наш храм во имя Спаса-Преображения в селе Бронница, единственный на Новгородчине сохранил две Ангельские фрески в притворе. Но раньше такие фрески были во всех храмах, где имелся притвор. Сегодня фрески притворных Ангелов можно посмотреть ещё только в Знаменском Соборе Великого Новгорода, но, к сожалению, они не отреставрированы.
Что же нам с детьми удалось прочитать на православных сайтах в интернете на эту тему. А вот что. Оказывается, изображение притворных Ангелов было принято ещё в Византии. И их действительно было два. Один был с мечом в руках и его миссией была охрана каждого входящего в храм, а миссией другого Ангела со свитком в руках, была запись имен всех входящих в храм.
Ещё мы нашли информацию о видении одному святому старцу Ангела Господня, который действительно записывал имена всех приходящих в храм Божий, а имена исходящих до окончания богослужения – вычеркивал.
В итоге мы пришли к следующему выводу: о тех людях, которые приходят в храм и молитвенно переживают всё богослужение от начала до конца остаётся запись в Ангельской книге посещений. А вот второй Ангел ведёт свои записи, наверное, исключительно для того чтобы прихожане и захожане остерегались выходить из храма во время Богослужения без особой нужды. Ведь молитву, как и любое другое дело нужно доводить до конца, чтобы душа обрела умиротворение и радость.

©Ксения Рормозер (Rohrmoser)

СВЯТО МЕСТО ПУСТО НЕ БЫВАЕТ

С тех пор как существует православное христианство существует традиция написания икон. Искусство иконописи пришло на Русь из Византии. Всем хорошо известны славные имена русских иконописцев таких как: Феофан Грек приехавший в Новгород в 1370 году и работавший над росписью Спаса-Преображенского храма на Ильине улице, а также Андрея Рублева непревзойденным шедевром которого традиционно считается икона Святой Троицы, написанная в первой четверти XV века. Эта икона словно визитная карточка русской иконописи, в основе которой лежит сюжет о явлении праведнику Аврааму Бога в виде трех юношей-Ангелов.
История русской иконописи – это история иконописных школ: годуновской, новгородской, псковской, московской, строгановской и др. История иконописи – это история судеб конкретных иконописцев, хотя по традиции не все их имена сохраняются в памяти иконописной школы и конкретного прихода. Поскольку эти люди трудятся во Славу Божию, а не для того, чтобы прославиться самим.
И по сей день есть среди православных христиан те, кого Бог благословил особым даром к написанию икон. Вот и на Бронницком Спаса-Преображенском приходе были и до сих пор есть такие люди.
За кануном в Церкви Спаса-Преображения в селе Бронница стоит большое распятие-икона, а написал её для церкви в самое кровавое пролетарское время XX века Николай Светлов. Династия Светловых-иконописцев, резчиков по дереву, позолотчиков уходит своими корнями в Бронницкую землю (об этом в своей книге «Бронницкая Спаса-Преображенская церковь пишет Н. А. Ястребова). Внучка Николая Светлова, Татьяна помнит о том, как её дедушка писал для нашего храма эту икону. «Возможно, – вспоминает Татьяна Петрова, – что и икона Архиепископа Новгородского Никиты тоже написана моим дедом, потому что манера письма у него была тёмная».
В приделе «Всех святых» есть иконы святых мучениц Веры, Надежды, Любви и матери их Софии, а также праведного Иакова Боровичского Новгородского чудотворца написанные с благословения настоятеля храма во имя Спаса-Преображения протоиерея Алексия Самуйлова прихожанином нашего храма Семёном Витальевичем Вороновым.
Талант к рисованию у Семёна Витальевича заметил в детстве его отец, художник-самоучка, и отдал его в художественную школу учиться живописи. Своё первое благословение на написание иконы Семён Витальевич получил в Троице-Сергиевой Лавре.
По традиции перед работой иконописцу следует прочесть Житие святого угодника, в честь которого будет написана икона, нужно соблюдать посты и совершать положенные православному христианину молитвы, чтобы достигнуть столь необходимого в работе благоговейного состояния духа, иначе радости в работе не будет и не будет в иконе того надмирного света, которым церковная живопись отличается от светской.
В семье Вороновых талант к художественному творчеству так или иначе проявляется у всех её членов, но только сын Даниил пошёл по стопам отца и учится в Троице-Сергиевой Лавре на иконописца.
В конце нашего рассказа хочется вспомнить слова искусствоведа Свято-Юрьева монастыря Великого Новгорода Галины Столовой: «Безусловно, любой настоящий художник вкладывает душу в свое произведение, но для создания иконы необходимы: личная вера, личный духовный опыт и, разумеется, профессионализм. Если икона плохо написана даже глубоко верующим, но не умеющим это делать человеком, она станет оскорблением того, кто на ней изображен. Чтобы правильно и глубоко воспринимать икону, современному человеку надо учиться так же, как и для того, чтобы понимать церковные богослужения».

©Ксения Рормозер (Rohrmoser)

СВЯТОЙ ПОКРОВИТЕЛЬ СЕЛА БРОННИЦЫ

20 августа 2020 года исполнилось двадцать лет со дня канонизации протоиерея Василия Богоявленского – настоятеля храма во имя Спаса-Преображения в селе Бронница, невинно пострадавшего и убитого в советское время. Долгих десять лет на приходе велась поисковая работа по сбору сведений о судьбе Бронницкого святого, разыскивалась родня, документы в архивах. Благодаря сайту передачи «Жди меня», где был размещён поисковый запрос, его родственники откликнулись и поделились информацией о своём предке, а главное прислали фотографию отца Василия, которая была необходима для написания его иконы.
На сайте Новгородской Епархии содержатся следующие сведения из биографии священномученика Василия Афиногеновича Богоявленского: будущий настоятель храма во имя Спаса-Преображения родился 26 января 1879 года в селе Красная Мcта (д. Эстьяны) Новгородской губернии в семье священника. В 1899 году окончил Новгородскую духовную семинарию. Василий Афиногенович был женат на Анне Васильевне Соболевой (1882 г.р.), дочери священника церкви Преображения Господня села Бронницы Василия Соболева. С 1908 по 1935 годы отец Василий Богоявленский был настоятелем Преображенского прихода в нашем селе, а также законоучителем Бронницкого двухклассного училища. У отца Василия и матушки Анны было десять детей.
Отца Василия арестовали 30 декабря 1934 года по обвинению в «контрреволюционной деятельности», 10-12 июня 1935 года выездной сессией специальной коллегии Ленинградского областного суда по ст.58-10,58-11 УК РСФСР он был приговорен к 5 годам ИТЛ и отправлен в Сусловский пункт Сибирского ИТЛ (Новосибирская область). В лагере в сентябре 1937 года на него было заведено новое дело. Батюшка виновным себя не признал и был расстрелян 4 ноября 1937 года по приговору Тройки УНКВД по Новосибирской области от 28 октября в Сиблаге.
Реабилитирован отец Василий посмертно в 1961 году президиумом Кемеровского областного суда по 1937 году репрессий.
Невинноубиенный священномученик Василий Богоявленский прославлен Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 20 августа 2000 г. в лике новомучеников и исповедников Российских.
Сегодня на Спаса-Преображенском приходе села Бронницы продолжает собираться информация об истории храма и о священнослужителях церкви. И тем радостнее осознавать, что ещё одна страничка приходской истории восстановлена в молитвенной памяти прихожан.

©Ксения Рормозер (Rohrmoser)

Окт 7

Das Herbstheft

Автор: otishie

И не царь он мне и не бог,
И не луч восходящего солнца.
И не муж он мне и не друг
Почему надо мной он смеётся.

Я ему ни сестра, ни жена,
Ни любовница, ни подруга.
В чем пришла в его жизнь в том ушла.
Мы не поняли даже друг друга.

Ничего у нас общего нет
Ни детей, ни дома, ни храма.
Почему же его смех
Расстревожил старые раны.

Почему мне его не забыть,
Как промчавшийся мимо ветер.
Почему мне ему не простить
Тот единственный зимний вечер.

©Ксения Рормозер (Rohrmoser)

Окт 7

Любовь не сорняк, где попало и как попало расти не будет.
Любовь растёт между биениями двух сердец, словно радуга между дождём и солнцем… Любви супружеской нужна круглосуточная забота и тепло. Любовь – это ДАР, ради постоянного обладания которым нужно совершать ежедневный подвиг.
(Не забывайте отдыхать от этого подвига, хотя бы раз в неделю, иначе можно просто лопнуть от перегрузки!)

©Ксения Рормозер (Rohrmoser)

После прошедших Ганзейских Дней меня посетила интересная мысль: warum именно немцы эмигрировали в Россию с большой охотой во времена Петра I, а затем по приглашению Екатерины II, und warum больше всего эмигрантов было из тех самых немецких городов, которые входили некогда в Ганзейский торговый союз? Уж не потому ли (gar deshalb), что добрая слава о России в Ганзейских городах передавалась из поколения в поколение? А ещё возможно и weil, что имелся опыт выживания на русской земле, конкретно в Великом Новгороде, у зимних и летних ганзейских купцов! И если в России на протяжении 300 лет замечательно выживал торговый люд, то уж es versteht sich von selbst, dass крестьянин выживет. Немецкий крестьянин, как видим из Истории, выжил в России и живёт до сих пор, в том числе и на Новгородской земле. А всё благодаря одной маленькой Ганзейской конторе на Немецком Дворе напротив Никольского Собора в Великом Новгороде. Ursache und Wirkung!

Второй год обучения в магистратуре
кафедры Журналистики НовГУ
©Ксения Рормозер
07.10.2020 г.