Архив: Март, 2019

Последнее время всё было как всегда. После работы он обычно возвращался домой, что-то ел, потом пару часов спал, потом до ночи просматривал рабочие материалы.
Она знала, что вечером звонить ему бесполезно, он отключал телефон. Поэтому она позвонила ему утром.
- Привет!
- Привет!
- Собираешься на работу?
- Да нет, у меня сегодня свободный день. Клиент перенёс назначенную встречу на завтра, и я решил устроить себе выходной. Приедешь?
- Приеду. Давай не дома, давай в нашем кафе?
Он посмотрел на часы.
- Во сколько?
- Ближе к обеду я совершенно освобожусь.
- Хорошо, я приеду к обеду.

Она пришла раньше него. В кафе было шумновато. За столиками сегодня собралось студенчество и видимо они отмечали успешную сдачу первой в жизни сессии. И это было скорее не веселье, а истерика. Девчонки безумно хохотали, парни гримасничали и много пили.
Она отвернулась к окну и увидела, как подъехала его машина. Она машинально вытащила из сумки зеркало и поправила помаду на губах.
Он зашёл в кафе махнул ей, заказал два кофе без сахара и, получив заказ, подошёл к её столику.
- Угощайся, дорогая, – сказал он, улыбаясь одними глазами.
- Спасибо, дорогой, – ответила она не глядя ему в глаза. – Ты знаешь нам надо поговорить. Пожалуйста, постарайся не обижаться на меня, прости, я хочу сказать, что я устала от наших отношений. Я больше не радуюсь нашим встречам. Мне бы хотелось дружить с тобой и дальше, но без романтической глазури. Такое чувство, что это всё не настоящее, ну, не знаю, как точнее сказать. Почему я тебя иногда стесняюсь? Нет не внешне. Внешне ты мне нравишься, но внутреннее чувство стеснения не исчезает. Я не понимаю почему. Мне надо время подумать об этом. Иначе я не смогу быть искренней с тобой.

Пока она говорила, он внимательно смотрел на неё. Он любовался ею. Она нравилась ему своей ухоженностью и непринуждённым умением общаться. Нравился её оригинальный взгляд на вещи и умение слышать собеседника. И несколько лет проведённых в её компании принесли ему одно удовольствие. Она никогда не притворялась и всегда говорила то, что думает, и делала это с большим изяществом. Но то, что он услышал сейчас, его не просто встревожило, а насторожило. Он не был готов к такому разговору, и как-то даже никогда не проигрывал такой вариант.
Он молча продолжал смотреть на неё и не мог понять, почему вдруг сегодня она решила выйти за круг света во тьму, в неизвестность, в не общение.
- Ну, раз уж ты хочешь не просто высказаться, а поговорить, я тоже позволю себе сказать несколько слов о наших отношениях. Мне бы не хотелось ничего менять между нами. Я привык к тебе, и мне с тобой хорошо. Да, у тебя тоже есть недостатки, от которых я не в восторге, и если бы мы были рядом круглосуточно, наверное, я бы их разглядел получше, и, возможно, тоже бы начал тебя стесняться внутренне. Но мы видимся-то с тобой несколько раз в неделю. Мы оба работаем, не голодаем, и, в общем-то, материально не зависим друг от друга. Единственное, что нас привлекает друг в друге – это то, что мы друг другу нравимся. Если ты хочешь отойти от меня на недостижимое расстояние, ладно, отойди, я не обижусь. Я буду скучать по тебе, вот и всё.
- Прости меня, и спасибо тебе за то, что было. Мне действительно надо побыть одной. Просто побыть одной. Да. Одной.
- Долго?
- Я улетаю в N-город, в отпуск, сегодня вечером. И меня не будет здесь несколько недель. Я постараюсь разобраться в себе. И обещаю, что позвоню, когда вернусь. Не скучай, пожалуйста.

Он встал, поцеловал её руку, она посмотрела ему в глаза. Потом она ушла. Он наблюдал в окно, как она перешла дорогу и медленно пошла по улице.
Допивая свой кофе, он посмотрел на тех, кто был в это время в кафе, но он не слышал их разговоров. Он думал о том, что она сказала ему, и старался держать лицо. Но не выдержал. Ушёл. Сначала решил, что догонит её, и уже перешёл дорогу. Но остановился и пошёл в другую сторону. Его перегнала стайка хохочущих девушек, одна из них оглянулась и спросила:
- Подскажите, пожалуйста, как нам в храм попасть?
- А вы идите всё время прямо.
- Спасибо! – улыбнулась она в ответ.
И он услышал обрывок фразы: «…за сессию свечку поставить…».
Он сунул руки в карманы и решил тоже пойти следом за ними в храм. Душа болела. Подойдя к воротам, подал несколько монет нищим. Перекрестился и вошёл.
В храме совершалось таинство венчания.

Когда-то в детстве он был на венчании своей старшей сестры. Свадьба была очень простой, без излишеств. И поскольку и сестра, и её муж были людьми верующими и постоянно ходившими в церковь, в храме в тот день были только самые верные прихожане. Обряд совершался не спеша, и хотя голос у батюшки был достаточно громкий, в храме стояла та особенная тишина, которая бывает в моменты непрестанной молитвы. Он не помнил ни слов, ни действий – это всё из памяти стёрлось. Осталось лишь одно – ощущение благоговейной тишины. Словно над венчающимися был незримо распростёрт небесный покров. А потом за свадебным столом он мельком заметил, что у невесты и жениха, когда они смотрели друг на друга, был как бы один взгляд, как будто душа у них стала одна на двоих и они смотрели друг на друга, словно смотрятся в зеркало.

Сегодня на венчании он этого не увидел. Постояв ещё немного, он вышел из храма и отправился домой. Пообедал и выпил стопку водки за её здоровье. Потом сел за работу. Увлёкся на несколько часов. А вечером к нему зашёл приятель занять денег. И они разговорились.
- А была она, знаешь, из тех, что воображают себе, что мужчина всемогущий. Пока мы встречались, меня хватало на её капризы. Но когда она стала жить рядом, я просто опух от её фокусов. Всё ей не то, не так и не тогда, когда надо… Вот ты мне скажи, сколько это можно выдержать? Я же тоже живой человек, а не машина. Мне и отдохнуть надо и о своём подумать, а я должен всё время быть в её распоряжении! Разбежались со скандалом. Ладно, хоть детей не успели сделать.
- Нет, у меня другая история. Она сказала, что внутренне меня стесняется.
- Что? Внутри? Не понял? – он округлил глаза, чтобы не рассмеяться…
- Нет. Понимаешь, внутри себя у неё такое чувство, что она меня стесняется.
- У, брат, это, это что-то новое. Я могу понять, когда она вас вместе стесняется на людях. Могу понять, когда она стесняется с тобой в первый раз остаться вдвоём. Могу понять даже, когда она стесняется к родителям твоим вместе прийти. А что такое стесняться внутри – это странное что-то. Может она тебя огорошила, чтобы просто свалить в сторону? А ты тут сидишь и всерьёз хочешь разобраться с тем, чего в природе не существует? Пойди туда не
знаю куда, найди то, не знаю что?
Они выпили по стакану водки, и приятель ушёл к себе домой. А он упал на кровать спать.

Утром в офисе его ожидал клиент. А следом ещё два неожиданных поручения. И когда он собирался на обед, ему позвонила сестра:
- Здравствуй, братик, беда у нас. Умер мой муж. Автомобильная авария. Сможешь приехать?
- Да, сейчас приеду.

Сестра не плакала, нет. Она сидела под иконами с псалтирью в руках и смотрела в стену. Когда он вошёл, она не встала, жестом показала ему сесть рядом. Он сел. Помолчали. Потом она стала говорить, останавливаясь на каждом слове:
- Помяни, Господи, во Царствии Твоем душу новопреставленного раба Твоего и прости ему вся согрешения его вольныя и невольныя, как и мы ему прощаем и отпускаем его с миром. Аминь.
- Аминь, – повторил за сестрой он и они перекрестились. Она не плакала, нет, не плакала. Слёз было не видно. Но чувствовалось, что вся душа её в слезах. Просто за тридцать лет брака выплакала она все свои слёзы.
Помолчали.
- Как живёшь, братик? Невесты нет ещё?
- Была невеста, да уехала в отпуск. Стесняется она меня внутренне.
Сестра внимательно посмотрела ему в глаза. Обняла. Поцеловала. И положила свою голову ему на плечо.
- Так не бывает, мой хороший, чтобы женщина стеснялась внутри и продолжала общаться. Если бы она тебя стеснялась, то и не общалась бы вообще. Подумай, лучше о том, что она хотела тебе сказать, но почему-то не сказала.

- А я на днях был в храме мимоходом и попал на венчание. Стоял, слушал и вспоминал о тебе и твоём муже. И вот ведь… Вы были одной душой, я видел это на свадьбе. Скажи, так оно и осталось потом?
Она вздохнула. Подошла к окну. И закрыв глаза ответила:
- Он мне через пятнадцать лет изменил. Я вся в детях, домашние хлопоты, а та была беззаботная, молодая. Сначала он на неё поглядывал, потом о ней говорить стал, а потом я их застала целующимися на остановке – выбежала в магазин зачем-то. Ой, как было больно, знаешь. Вот тогда я его внутренне стесняться стала. Он вернулся поздно. Дети легли спать. А он встал на колени передо мной, и стоял молча несколько часов. А я плакала и плакала и плакала. А потом мы стали дальше жить. Я простила, но стеснялась его. Не доверяла ему больше. Так что мы перестали быть одной душой. И он это знал. И я это знала. Все последующие годы были временем покаяния, а не радости.

После похорон он вернулся на работу. Каждый вечер он проверял почту и Telegram, но вестей от неё так и не было. Прошёл месяц. Прошёл другой. Она продолжала молчать. А он стал ходить в храм. И чем чаще ходил, тем больше его туда тянуло. Вспомнились забытые молитвы, и со временем он перестал себя чувствовать чужим в церкви. Прихожанки его узнавали и кланялись, приветствуя, мужчины пожимали руку. Даже батюшка однажды спросил, как у него дела, когда он подошёл за благословением. Потом священник пригласил его на исповедь.

В начале лета он решил навести о ней справки через знакомых и узнал, что она вернулась на работу. И на этом всё. Они встретились случайно на пляже. Она с подружкой, он с приятелем.
- Привет, давно не виделись. Как ты?
- Привет. Спасибо всё нормально. А ты как?
- Да тоже ничего. Живу себе дальше. Что делаешь вечером?
- Да вот поедем с подругой к её подруге в гости, посмотрим старинные фотографии, она коллекционирует их.
- Понятно. А когда ты ко мне в гости придёшь?
- Ну, не сегодня, точно.
- Я позвоню тебе?
- Да, хорошо, звони, только попозже вечером. Пока.
Она залезла в моторную лодку и уехала с подругой. А он вернулся домой. Он пробовал звонить ей несколько вечеров подряд, но абонент был постоянно недоступен.

Что-то было не так. И надо было остановиться и наконец, подумать об этом. Что он сделал не так по отношению к ней. Ревновала ли она его? Нет, не ревновала, они никогда не были в общей компании. Была ли у него другая женщина параллельно с ней? Нет, не было. Его устраивали встречи с ней одной. Может быть, он отказывал ей в подарках? И опять нет. Она могла попросить всё, что хотела, и он бы купил. Но её скромность не переходила границ. А про семейную жизнь вдвоём они вообще никогда не говорили. Может быть дело в этом? Но он знал по опыту, что когда женщине интересна эта тема, она сама начинает о ней разговор. И он молчал, раз молчит она. Ну, хорошо, а если поговорить с ней об этом? А хотел ли он сам на ней жениться? Трудно сказать. Работа у него была стабильной и зарплата тоже. Была своя квартира и машина. Так что родить и вырастить детей он бы смог, даже если жена не сможет работать.
Вот только как понять, что он ей нужен в качестве мужа?
В качестве жены он представил её впервые, и, в общем-то, нашёл этот вариант вполне приемлемым.
Да и собственно, что тянуть, если человек хороший нашёлся. И он решил, что завтра снова ей позвонит и назначит встречу.

Утром ему позвонили из храма и попросили прийти помочь разобраться с документами. Он как-то предложил свои юридические услуги батюшке, разумеется, во Славу Божию, чем-то служить людям бескорыстно – во спасение души – хотелось и ему. После пили чай в трапезной, и он сказал батюшке, что хотел бы жениться. Священник поставил чашку на блюдце, погладил бороду и спросил:
- А она хочет за тебя замуж?
- Не спрашивал ещё.
- А детишек она хочет от тебя?
- Не говорила.
- А ты бы хотел от неё детей?
- Да, хотел бы.
- А она православная?
- Не знаю.
- Спроси.
- Спрошу.
- А ещё спроси, будет ли она тебя любить? Ты-то уверен, что будешь её любить?
- Уверен.
- А если изменишь, что будешь делать?
- Постараюсь не изменять.
- А если она изменит, тогда как?
- Отпущу.
- А простишь?
- Сразу не получиться простить.
- Прощение, как и любовь, сразу не приходит. Но надо стараться. Все мы люди, все мы грешные. И все хотим быть прощены и любимы, как дети.

Он пришёл к ней домой почти ночью. Потоптался под её окнами. Свет горел. Она открыла дверь сразу.
- Хочешь замуж за меня? – начал он с порога.
- Проходи.
- А мы будем венчаться? – продолжал он
- Чаю?
- Ты стеснялась того, что мы не женаты?
- Да. Я устала исповедоваться и жить во грехе. Устала ждать, пока ты обо мне подумаешь.
- Так ты выйдешь за меня замуж?
- Да.
Они пришли на венчание в среду через неделю. Они теперь были вместе.
——————
25.03.2019 Село Бронница
© Ксения Рормозер https://www.stihi.ru/avtor/otishie

20 марта 2019 года, губернатор Новгородской области Андрей Никитин вручил 21 жителю региона награды за выдающиеся результаты в профессиональной деятельности. За значительный вклад в развитие и воспитание детей Почетным знаком Новгородской области «За верность родительскому долгу» награждены Ксения Рормозер и Максим Шиляев.

https://53news.ru/novosti/46744-21-zhitel-novgorodskoj-oblasti-poluchil-nagrady-za-vydayushchiesya-rezultaty-v-svoej-rabote.html

Мар 10

***

Прости легко, без сожаления о том, что с болью пережито.
Прости без слов и без сомнений в том, что рассеялась обида.
Прости меня на всякий случай сегодня, потому что «завтра»
Нас может разлучить с тобою надолго или безвозвратно.

© Ксения Рормозер https://www.stihi.ru/avtor/otishie

10 марта 2019 год, село Бронница

Мар 3

***

Вот этот дом и этот сад
И эта милая беседка
Вы книгу держите в руках,
Гоняя муху длинной веткой.
Я сяду рядом и слегка
Поправлю ваш платок на плечи
И вздрогнет нервно бахрома…
Потом наступит дивный вечер
Зажгут в гостиной яркий свет,
Приедут гости отовсюду
А мы останемся в саду,
Но говорить про нас не буду…

***

Только две строчки из письма
И всё, закончились чернила…
И я как будто не жила,
И я как будто не любила.
И этот вечер, словно пар
Уносит ветер в поднебесье,
Теперь уже не ждать известий
Две строчки…
Словно тишина разверзлась
Бездной под ногами
И я всё дальше и не с вами
И счастье это иль беда
Увы, не выразить словами.

***

Шершавый снег, ручьи с пригорков
И небо в пятнах голубых,
Все крыши в ледяных осколках
И верба в почках меховых.

Заря светлее с каждым утром,
Всё ближе к северу закат,
Но воздух пахнет перламутром
И звёзды холодно блестят.

***

Смотрю ли в сумрачную даль
Или гуляю вдоль реки,
Всё на душе лежит печаль,
Словно печать твоей любви.

Мой сад когда-то был в цветах,
В корзины собраны плоды.
Зачем в моих осенних снах
Живёт предчувствие весны?

Печалью боль не утолить,
Прощанием слёз не осушить.
Ответь же мне, мой милый друг,
Как без тебя на свете жить?

© Ксения Рормозер https://www.stihi.ru/avtor/otishie