HEIMAT ZEITUNG

Очередной блог blog.rusdeutsch.ru


Ирина ГЕССЕ

Ирина Александровна ГЕССЕ (НовГУ)
Внесла огромный вклад в подготовку учителей физики и математики. Она занималась научной работой по физике твёрдого тела и физике полупроводников, читала лекции по различным разделам общей и теоретической физики, проводила лабораторные работы. Ею были разработаны и организованы практикумы по решению задач по физике. Длительное время Ирина Александровна руководила кафедрой физики. Под её руководством модернизированы многие лабораторные работы, поставлены новые работы физического практикума, подготовлены методические пособия. Материалы этих пособий используются в проведении физического практикума до настоящего времени.

В дореволюционном Пскове хорошо было известно имя ее деда, потомственного почетного гражданина города, страхового агента А. Ф. Гессе (сохранился построенный им четырехэтажный дом на бывшей Сергиевской улице). Его сын, Александр Августович Гессе, педагог, математик, служивший поручиком в белой Северо-Западной армии, по окончании гражданской войны вынужден был поселиться в Печорах, которые в 1920 г. отошли к Эстонии. Многие годы А. А. Гессе преподавал математику в Печорской русской гимназии, был активным участником Русского просветительного движения в Печорском крае в 1920-1930-х гг. С приходом Советской власти в Эстонию в 1940 г. А. А. Гессе был арестован и в марте следующего года расстрелян. А в июне 1941 г. его жена, Мария Васильевна, с двумя детьми – Ириной и Борисом – в числе многих печорских семей была выслана в Томскую область, на Васюган, где им пришлось прожить более десяти лет.

Ирина Александровна Гессе, окончила Псковский пединститут, много лет преподавала физику в школе, в Новгороде. Ее брат, Борис Александрович, стал энергетиком, участвовал в строительстве многих электростанций страны, в том числе и Братской ГЭС, работал во Вьетнаме. Особого упоминания заслуживает их мать, Мария Васильевна Гессе, она происходит из печорского рода Денисовых, к которому принадлежал и смотритель Царскосельского парка замечательный скульптор А. И. Денисов. Она не только приняла на себя всю тяжесть ответственности за судьбу детей после гибели мужа, но и все годы после ссылки добивалась восстановления его честного имени. К сожалению, эта мужественная женщина всего лишь нескольких месяцев не дожила до ноября 1989 г., когда А. А. Гессе был реабилитирован «за отсутствием в его действиях состава преступления».
Подлинный драматизм человеческих судеб стоит за обыденными дневниковыми записями Ирины Гессе, запечатленными на столь необычном для нашей эпохи материале – на бересте.

Борис, брат Ирины:
Эта, первая часть дневника ( 45 кусочков бересты размером 4-6 на 8-10 см, исписанных мелкими и очень мелкими буквами. Дневник написан на бересте перьевой ручкой чернилами, полученными из химического карандаша, и читается почти весь), сохранилась случайно, благодаря многим людям. Ире их возвратили соседи по ссылке в 1998 г.
После года учебы Ира два года работала в колхозе на самых тяжелых работах – лесоповал зимой, лесосплав летом. Я тоже уже со следующего лета работал – пас телят, коров в «основном» составе, работал на лошадях и быках – боронил, пахал. Осенью 1944 г я сдал экстерном за 5 и 6 классы и поступил в 7 класс в Ново-Югино, в 3-х км. от дома. Домой приходил только на воскресенья, а всю неделю жил один у чужих людей. Осенью 1945 мы с Ирой вместе поступили в 8-ой класс средней школы в Каргаске. Голодали, ходили летом босиком, зимой в лаптях, которые я научился плести из веревок. Жили мы все три года учебы в школе у чужих людей – охотника Михаила Никитовича Бадулина, ссыльного 20-х годов из Украины, и его жены – остячки тети Клавы. Шли мы после прихода в Каргасок (учиться) по улице с нашим нехитрым скарбом и подушкой подмышкой, и я обратился к незнакомой встречной женщине: «Тетенька, пустите нас пожить, мы школьники». Она нас спросила, откуда мы, как нас зовут, как мы учимся, и отвела домой. Конечно, ничего мы за квартиру не платили, а работали вместе с их детьми по дому: дрова, вода, уборка, огород, заготовка сена, леса на новую баню, вязка сетей и др. Кое-когда тетя Клава и подкармливала нас. Пайка в это время мы уже не получали (и на поселке тоже) и жили на одной картошке. Я давно пытаюсь найти их, а теперь уже их детей, чтобы хоть как-то отблагодарить за все то добро, которое они нам сделали.
Можно только удивляться жизненной силе женщин и детей из семей учителей, врачей, адвокатов, купцов, полицейских, вывезенных в глухой таежный поселок «навечно» – так нам всегда там говорили, и часто бескорыстной помощи нам, «новому контингенту», ранее сосланных туда в 1930 г. жителей поселка – «спецпоселенцев» (раскулаченных с юга Сибири), без которых мы бы все не выжили. И стремлению Иры обязательно, несмотря ни на что, учиться.

«Поселок Недоступный (50 дворов)
на р. Васюган в 500 км к северу от Томска.
До райцентра (село Каргасок) – около 20 км

17.XI.41, понедельник.
Утром у нас очень холодно. Делала полотенце. Мы без хлеба. Яшка уехал, а мы вчера в пекарне прозевали. К обеду варили густую пустоварицу и поджарили картошки. Вечером Санька пришел. Молочный кисель из сырого крахмала варили – невкусный.

7.II.42, суббота.
Ничего не было. Мама каждый день ходит на урок к Путса. Занимаются :Ида, Эха, Хильда, Ян, Нейман. Многие еще хотят. Одумались. Кино. Борис пошел. Я лучше на звуковое пойду. ШИФР 20 слов. Угорели все. В баню ходили.

15.III.42, воскресенье.
Хозяйка пришла еще в четверг. Лесозаготовители приехали. В одном поселке латышам совсем хлеба не дают. В Н.-Югино – 100 – 50 гр. Мама была зачислена в рыболовное звено. Их хотели послать на Обь и обещали хорошо снабжать. Но вчера приехал какой-то партийный и набрал звено заново. Они будут здесь рыбачить. Кто знает, может быть мама и проиграла, что не попала, хотя ей, конечно, очень тяжело было бы. Мама все ходит просить
жмыхов – не дают. Скоту скармливают, а людям жалко. А хлопковый, говорят, ядовитый. Его на молоканке много. Вчера ходила в баню с новым мылом от Ефима. Сара связала Кольке хорошенькую кофточку из Ленькиного джемпера.

24.III.42, вторник.
Утром угощали Галю клецками. Они с мамой сразу после завтрака ушли. Да, она еще дала нам по кусочку серы (смолы) *). Я ее жую. За чаем хозяйкин стакан лопнул – наш отдали. Борис письмо Коле написал и побежал относить. Я «Кольчугина» перечитывала. Опять пришла Розенблюм к хозяйке. Заходили Тааль и наунакская женщина. Разговаривали с Роз. Оказывается, евреи имеют адреса многих эвакуированных. Ну и энергичные они! Потом прибегал Борис – в час на молоканку за закваской. У меня обуви не было, Сарины пимы **) одела и их кринку взяла. Побежала быстрей, никого дома не было. На дороге встретила Бориса – творог нес. Закваски нет. Я домой пошла скорей. Вечером опять приходила Роз. к хозяйке. Хозяин не пускает.
*) Смолу с молодых шишек сосны собирают ранней весной и жуют, как жвачку.
**) пимы – валенки (сиб.)

12.VI.42.
С утра наши навоз возили на поле за Голубевыми.Им там дали по участку и еще 6 участков по жребию. Окороков с ними вчера ходил на корчевку и замерил. По 5,5 соток. Которые получше, повыше места – те местным отданы, а худые, лужи – нам. У нас на участке 30 м квадр. совсем не вспаханы. После обеда пошли сажать, но пошел дождь, перемокли и обратно пришли. Я легла спать, а маме все не терпелось. Наконец, все-таки опять пошли. Приходим, там уже все садят на участках, которые по жребию. И навоз растаскали. Ну мы там взяли участочек и тоже садить стали. С одного конца-то ничего земля, а с другого чистый дерн и корни. Садили так: мама ямку роет, я навоз кладу, она засыпает его землей, я картошку кладу, / сверху снова землей/. До вечера засадили его. 2 ведра ушло.

19.VI.42,пятница, II
Мама не будет больше так сильно работать за 200 гр. хлеба, которые потом все равно получишь (эти 200 гр. давали тем, кто выполнял норму, авансом в счет расчета осенью по трудодням. Правда, по трудодням практически ничего не давали, т.к. весь урожай из колхоза забирали. Но в начале (42-ой год) мы верили, что что-то дадут), нечего вытягиваться. А то пришла совсем в отчаянии: работать не буду и есть не буду. Расплакалась. Мы ее еле успокоили. Я завтра за колбой не поеду – обувь дороже. В следующий раз с мамой вместе поеду – она на сдачу, а я себе буду собирать. Потом еще пару раз съездим. Нам еще 8 л выписали (молока). Я спросила Окорокова, кого слушать: Шамова или Настю (председателя колхоза или представителя потребкооперации. Первый посылал на колхозные работы и давал молоко, потребкооперация выдавала паек(хлеб) и платила за колбу 50 коп/кг). А
он: «Не знаю, не знаю» и смылся. Бригадир тоже.

42, пятница.
Была на покосе, Еще дальше. Ругаются.Тяжело. Ничего не поделаешь. С местными поставили. … . знаю, чем кончилось. Ушла. Девчонки все здесь. И ничего. Эха и Ан.Сол., кажется, тоже пришли. Я тогда тоже не пойду. К Ан.Сол. Казанов на покосе сильно придирался. Я 11-го после обеда ушла, хотя Шамов отпустил с вечера. По дороге заходила в кусты за смородой. Потом всю дорогу боялась. Все переехать пытались. Ветер сильный, дождь.
Забрались в пастушью будочку пастухи все и лесосплавщики. Ругаются нехорошо, говорят так страшно. Я как кошмарный сон глядела. Решила непременно, хоть на одном пайке, но учиться. Ведь это подумать, век среди них оставаться. Уже под вечер немного стихло. Андрей Иващенко перевез. Со мной одна украинка была из Лозунги, тоже переехать хотела. С покосу
шла. Там у них общ.(ественное) питание. Кашу 3 раза в день, теперь картошку, и 1 литр обрата. Все приключения и переживания писать долго. Идти боялась. Пошаливают «психи» из Бондарки. Ночевала у Лейтма. Потом все-таки поподробнее напишу. Сейчас воротилась,сижу. Знаю, что надо что-то делать. А что? с чего начать ?
———————-
1. Время открытий. Новгородский университет. Ноябрь 2013. Физико-математический факультет НГПИ. С.9. https://www.novsu.ru/file/1073813
2. Гессе И.А. Дневник на бересте / Предисловие и подготовка текста – О.А. Калкин // Псков. 2003. №19. С.201-235. https://prozhito.org/person/2625
3.

15 Апр 2021, автор: heimatzeitung

ВИКТОР ТООТ

Виктор Сигизмундович ТООТ -
главный художник фарфорового завода «Пролетарий» до 1956 г., преподаватель ремесленного училища. Готовил кадры для художественной лаборатории фарфорового завода «Пролетарий». Летом с семьёй жил в деревне Поводье. После реабилитации уехал в Москву.
Родился 16 июля 1893 года в Будапеште в семье портного. Участвовал в Первой мировой войне, попал в русский плен (1915). Участник Гражданской войны в Сибири на стороне Красной Армии, работал художником в Политуправлении Восточно-Сибирского военного округа.
В 1920 был направлен Восточно-Сибирским округом на учебу в Государственные Свободные Художественные Мастерские в Москву.Учился во ВХУТЕМАСе в Москве (1920–1924) на графическом факультете у В. А. Фаворского, Д. Н. Кардовского, Н. А. Удальцовой, Р. Р. Фалька.
Сдал дипломные работы и получил звание художника в 1926-м. Во время учебы в ВХУТЕМАСе познакомился с Верой Сергеевной Кизевальтер (тоже студенткой ВХУТЕМАСа), и в 1921 г. женился на ней.
Жил и работал в Москве. В 1924 вместе с Г. Г. Клуцисом, А. А. Лабасом, С. Алексеевым работал в физической лаборатории ВХУТЕМАСа. С 1928 по март 1930 работал во ВХУТЕИНе в качестве проректора по учебной части, заместителя директора и доцента.
Затем художником-оформителем в Архитектурно-планировочном Управлении Моссовета (1930–1937). Ректор Архитектурно-строительного института (МАрхИ) (1930). Главный художник-оформитель Москвы (1937–1938). Участвовал в праздничном оформлении Москвы, в частности, Центрального парка культуры и отдыха имени Горького, Красной площади и др.
Занимался станковой графикой; выполнял преимущественно пейзажи и портреты, работал в техниках акварели, гуаши, тушевого рисунка пером или кистью. Участник выставок с 1927. Член Союза художников. Член объединения «Октябрь» (1928–1932), МССХ (1932–1937).
23 августа 1937 по доносу был снят с работы и исключен из партии. 20 февраля 1938 г. восстановлен. 23 марта 1938 г. арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности, в июне того же года приговорен к 8 годам исправительно-трудовых лагерей с последующим поражением в правах.
Срок отбывал в лагере Давыдово (Ерцево Давыдовского сельсовета) Архангельской области (Каргопольлаг) и ИТЛ Удмуртии; работал в клубе, преподавал рисование для несовершеннолетних преступников. Создал цикл лагерных рисунков. В 1946 освобожден.
Поселился на «101-м километре», в Александрове. Прожил здесь несколько месяцев. Поскольку работу найти было невозможно, а пребывание в городе было небезопасным, уехал в поселок Пролетарий Новгородской области. Там устроился на местный фарфоровый завод рабочим, но буквально через несколько недель был переведен в художники, а затем много лет, до 1956 г., исполнял обязанности главного художника. Вел занятия в Художественно-ремесленном училище при заводе «Пролетарий» Новгородской области.
Определением Верховного суда СССР от 7 мая 1955 г. полностью реабилитирован. В 1956 г. был восстановлен в членах МОССХ. В 1960 г. В. С. Тоот совершил поездку в Венгрию, встретился с родственниками.

Пейзажи Тоот В.С. «Река Ниша», «Деревня Поводье», «Завод «Пролетарий», «Деревня Эстьяны», «Будапешт. Парк «Кровавое поле», «Вид из окна. Калистово», «Лесоповал. ИТЛ. Удмуртия», «Согнутая ель», «Одинокая береза. Каргопольлаг», …

15 Апр 2021, автор: heimatzeitung

РОЗЕНБЕРГИ

По данным переписи 1897 года в Новгородской губернии проживало 90% русских, … и только 2% немцев. Тем не менее в родословной книге дворян Новгородской губернии, изданной П. П. Голицыным в 1910 году из почти восьми тысяч фамилий примерно пятую часть составляют фамилии немецкие. Очевидно, что их обладатели, выходцы из стран Европейских, считали себя совершенно русскими людьми. Предлагаем Вам проследить процесс обрусения на примере родословной Д. А. Михайлова, представленный им в статье «Немцы на Новгородчине. Из моей родословной». Речь пойдёт о Розенбергах и Лейхтфельдах.

В современных Российских паспортах нет графы о национальности, но любой человек не задумываясь ответит на сложный вопрос «Кто Вы по национальности?». Поскольку семейные традиции, кухня, праздники, материнский язык и наконец конфессиональная принадлежность не могут быть стёрты из памяти человека в одночасье.

Многоязычее со времён Вавилонского рассеяния никому не в диковинку.
Также всем интересующимся Краеведением хорошо известно, что история Великого Новгорода начиналась на территории проживания разноязычных племён – словен, кривичей, мери и чуди. Поэтому многоязычее на Новгородчине – обычное явление. Тем более, что во Христе нет «ни эллина, ни иудея»… именно православным мировоззрением русского народа объясняется его традиционное великодушие и странноприимство.

Итак, о Михайловых-Розенбергах. Отец и дед Д. А. Михайлова были крестьянами из Малой Вишеры. А с материнской стороны уроженцы Курляндии и Украины.
«В пятидесятых годах XIX столетия приехал в Новгород по делам армейской службы Василий Петрович Розенберг. Он был кадровым военным, окончил кадетский корпус в Полтаве и служил в гренадерском Нидерландском полку, участвовал в сражениях в Венгрии.


Василий Петрович был сыном дворянина Петра Карловича Розенберга, лютеранского вероисповедания. Пётр Карлович фон Розенберг был родом из Курляндии (западная часть Латвии). Окончив весной 1812 года второй артиллерийский кадетский корпус в Петербурге, он сразу стал участником Отечественной войны, прошел сражения под Смоленском, при Бородино и Малоярославце, участвовал во взятии Парижа в 1814 и 1815 годах. После войны его полк был расквартирован под Полтавой. Там, выйдя в отставку в чине штабс-капитана, он женился на Пульхерии Фёдоровне Бутовской, дочери местного помещика. В их семье родилось две дочери и семеро сыновей. Виктор, Василий, Пётр, Фёдор, Александр, Михаил, Николай – окончили Полтавский кадетский корпус.

По законам Российской империи дети от брака с православной матерью в обязательном порядке становились православными. Вот это и есть основная причина обрусения российских немцев!

По запросу Полтавского дворянского депутатского собрания Департамент Герольдии Правительствующего Сената подтвердил дворянское происхождение Петра Розенберга. В этом документе сказано: «В 1837 году Петру-Густаву фон-Розенбергу, законному сыну покойного лесничего и супруги Елизаветы Фридерики Доротей, урожденной фон Гейкинг, выдано свидетельство о его дворянском происхождении. Фамилия Розенбергов принадлежит к древнему роду Курляндских дворян Розенбергов, записанных в акте 1634 года, которым при отмене рыцарства предоставлены все права и преимущества, дарованных дворянству». На основании Указа Герольдии и дети капитана Петра Розенберга также были внесены в 6-ю часть дворянской родословной книги Полтавской губернии.

Василий Петрович Розенберг познакомился в Новгороде со статским советником Петром Ивановичем Лейхтфельдом, служившего хирургом в Лечебной управе Новгорода. В те годы в Росси только одна треть врачей были русскими, а две трети – немцами. Один из братьев Петра Ивановича Лейхтфельда служил врачом в Олонецкой губернии, а другой на Урале.

В скором времени Василий Петрович Розенберг подружился с семейством Лейхтфельдов и выйдя в отставку женился на дочери Петра Ивановича – Елизавете. В приданное за женой он получил участок земли за станцией Веребье и прикупив ещё земли выстроил имение, называвшееся Васильевкой. Василий Петрович был человеком деятельным, пользовался авторитетом у местных помещиков. И в 1858 году был избран от дворян Крестецкого уезда членом Новгородского губернского комитета об устройстве быта помещичьих крестьян в связи с подготовкой Крестьянской реформы 1861 года. Василий Петрович отличался исключительным вниманием к людям и пользоваться популярностью среди разных слоёв населения. В 1859 году он был избран уездным предводителем дворянства, и с этого времени на протяжении более сорока лет исполнял эту должность, либо избирался мировым судьёй, являлась при этом либо земским уездным, либо губернским гласным, т.е. участвовал в местном самоуправлении. Он был награждён орденами Святой Анны 1 степени и Святого Станислава 1 степени, а также имел знаки отличия безупречной службы и Серебряный знак за введение в действие Положения об освобождении крестьян в 1861 г. Обосновавшись в Крестцах, В.П. Розенберг уговорил приехать сюда своих братьев – Александра, а затем и Фёдора.

В начале 60-х годов в Крестцы приехал младший брат баронов Розенбергов – Фёдор Петрович. В Крестцах он занимал должности мирового посредника, члена мирового съезда Крестецкого уезда, члена земской управы. Его женой была Ольга Петровна Тетерина. Их сын Михаил Фёдорович Розенберг стал крупным конструктором (пушка его конструкции находится в экспозиции Артиллеристского музея в Санкт-Петербурге) и имел генеральское звание.

Барон Василий Розенберг пожертвовал в 1912 году на постройку церкви на станции Веребье участок земли. Он скончался в 1913 г. и был погребён вблизи этой церкви. Его брата Александра Петровича в 1874 г. прихожане Крестецкого Екатерининского собора избрали председателем церковно-приходского попечительства, и он состоял в этой должности 15 лет. «Новгородские губернские ведомости» в 1876 году сообщали, что «В Крестцах был освящён престол «Божией Матери и всех скорбящих Радости» при тюремном замке. В числе почётных гостей присутствовал и главный строитель церкви барон Александр Петрович фон Розенберг, в честь освящения церкви был дан обед в его доме».

В.П. Розенберг имел в Крестецком уезде 11075 десятин земли (1906 г.), имение Васильевна Пожарской волости. Его жена тоже имела имение и 30 душ крепостных (1857 г.).А.П. Розенберг имел 569 десятин земли (1884 г.). От земли и предпринимательства они, конечно, получали доходы. На левом берегу р. Холова, против Еврейского кладбища (на месте современного стадиона) находилось большое гумно, которое в народе называлось Розенберговским, оно сгорело в период коллективизации. Розенберги были попечителями учебных заведений в Крестцах, что требовало определённых взносов в образование. Кроме того, в доме Розенбергов проходили театральные представления, вечера, сборы от которых шли в помощь бедным.
—————————————–
1. Дом, который помнит всё… // https://www.kresttsy.ru/node/720
2. Михайлов Д. А. Немцы на Новгородчине. Из моей родословной //
3. Розенберги – Родословная книга http://rodoslovnaya.org/ru/wiki/index/lastnames/lname..

15 Апр 2021, автор: heimatzeitung