HEIMAT ZEITUNG

Очередной блог blog.rusdeutsch.ru


Ирина ГЕССЕ

Ирина Александровна ГЕССЕ (НовГУ)
Внесла огромный вклад в подготовку учителей физики и математики. Она занималась научной работой по физике твёрдого тела и физике полупроводников, читала лекции по различным разделам общей и теоретической физики, проводила лабораторные работы. Ею были разработаны и организованы практикумы по решению задач по физике. Длительное время Ирина Александровна руководила кафедрой физики. Под её руководством модернизированы многие лабораторные работы, поставлены новые работы физического практикума, подготовлены методические пособия. Материалы этих пособий используются в проведении физического практикума до настоящего времени.

В дореволюционном Пскове хорошо было известно имя ее деда, потомственного почетного гражданина города, страхового агента А. Ф. Гессе (сохранился построенный им четырехэтажный дом на бывшей Сергиевской улице). Его сын, Александр Августович Гессе, педагог, математик, служивший поручиком в белой Северо-Западной армии, по окончании гражданской войны вынужден был поселиться в Печорах, которые в 1920 г. отошли к Эстонии. Многие годы А. А. Гессе преподавал математику в Печорской русской гимназии, был активным участником Русского просветительного движения в Печорском крае в 1920-1930-х гг. С приходом Советской власти в Эстонию в 1940 г. А. А. Гессе был арестован и в марте следующего года расстрелян. А в июне 1941 г. его жена, Мария Васильевна, с двумя детьми – Ириной и Борисом – в числе многих печорских семей была выслана в Томскую область, на Васюган, где им пришлось прожить более десяти лет.

Ирина Александровна Гессе, окончила Псковский пединститут, много лет преподавала физику в школе, в Новгороде. Ее брат, Борис Александрович, стал энергетиком, участвовал в строительстве многих электростанций страны, в том числе и Братской ГЭС, работал во Вьетнаме. Особого упоминания заслуживает их мать, Мария Васильевна Гессе, она происходит из печорского рода Денисовых, к которому принадлежал и смотритель Царскосельского парка замечательный скульптор А. И. Денисов. Она не только приняла на себя всю тяжесть ответственности за судьбу детей после гибели мужа, но и все годы после ссылки добивалась восстановления его честного имени. К сожалению, эта мужественная женщина всего лишь нескольких месяцев не дожила до ноября 1989 г., когда А. А. Гессе был реабилитирован «за отсутствием в его действиях состава преступления».
Подлинный драматизм человеческих судеб стоит за обыденными дневниковыми записями Ирины Гессе, запечатленными на столь необычном для нашей эпохи материале – на бересте.

Борис, брат Ирины:
Эта, первая часть дневника ( 45 кусочков бересты размером 4-6 на 8-10 см, исписанных мелкими и очень мелкими буквами. Дневник написан на бересте перьевой ручкой чернилами, полученными из химического карандаша, и читается почти весь), сохранилась случайно, благодаря многим людям. Ире их возвратили соседи по ссылке в 1998 г.
После года учебы Ира два года работала в колхозе на самых тяжелых работах – лесоповал зимой, лесосплав летом. Я тоже уже со следующего лета работал – пас телят, коров в «основном» составе, работал на лошадях и быках – боронил, пахал. Осенью 1944 г я сдал экстерном за 5 и 6 классы и поступил в 7 класс в Ново-Югино, в 3-х км. от дома. Домой приходил только на воскресенья, а всю неделю жил один у чужих людей. Осенью 1945 мы с Ирой вместе поступили в 8-ой класс средней школы в Каргаске. Голодали, ходили летом босиком, зимой в лаптях, которые я научился плести из веревок. Жили мы все три года учебы в школе у чужих людей – охотника Михаила Никитовича Бадулина, ссыльного 20-х годов из Украины, и его жены – остячки тети Клавы. Шли мы после прихода в Каргасок (учиться) по улице с нашим нехитрым скарбом и подушкой подмышкой, и я обратился к незнакомой встречной женщине: «Тетенька, пустите нас пожить, мы школьники». Она нас спросила, откуда мы, как нас зовут, как мы учимся, и отвела домой. Конечно, ничего мы за квартиру не платили, а работали вместе с их детьми по дому: дрова, вода, уборка, огород, заготовка сена, леса на новую баню, вязка сетей и др. Кое-когда тетя Клава и подкармливала нас. Пайка в это время мы уже не получали (и на поселке тоже) и жили на одной картошке. Я давно пытаюсь найти их, а теперь уже их детей, чтобы хоть как-то отблагодарить за все то добро, которое они нам сделали.
Можно только удивляться жизненной силе женщин и детей из семей учителей, врачей, адвокатов, купцов, полицейских, вывезенных в глухой таежный поселок «навечно» – так нам всегда там говорили, и часто бескорыстной помощи нам, «новому контингенту», ранее сосланных туда в 1930 г. жителей поселка – «спецпоселенцев» (раскулаченных с юга Сибири), без которых мы бы все не выжили. И стремлению Иры обязательно, несмотря ни на что, учиться.

«Поселок Недоступный (50 дворов)
на р. Васюган в 500 км к северу от Томска.
До райцентра (село Каргасок) – около 20 км

17.XI.41, понедельник.
Утром у нас очень холодно. Делала полотенце. Мы без хлеба. Яшка уехал, а мы вчера в пекарне прозевали. К обеду варили густую пустоварицу и поджарили картошки. Вечером Санька пришел. Молочный кисель из сырого крахмала варили – невкусный.

7.II.42, суббота.
Ничего не было. Мама каждый день ходит на урок к Путса. Занимаются :Ида, Эха, Хильда, Ян, Нейман. Многие еще хотят. Одумались. Кино. Борис пошел. Я лучше на звуковое пойду. ШИФР 20 слов. Угорели все. В баню ходили.

15.III.42, воскресенье.
Хозяйка пришла еще в четверг. Лесозаготовители приехали. В одном поселке латышам совсем хлеба не дают. В Н.-Югино – 100 – 50 гр. Мама была зачислена в рыболовное звено. Их хотели послать на Обь и обещали хорошо снабжать. Но вчера приехал какой-то партийный и набрал звено заново. Они будут здесь рыбачить. Кто знает, может быть мама и проиграла, что не попала, хотя ей, конечно, очень тяжело было бы. Мама все ходит просить
жмыхов – не дают. Скоту скармливают, а людям жалко. А хлопковый, говорят, ядовитый. Его на молоканке много. Вчера ходила в баню с новым мылом от Ефима. Сара связала Кольке хорошенькую кофточку из Ленькиного джемпера.

24.III.42, вторник.
Утром угощали Галю клецками. Они с мамой сразу после завтрака ушли. Да, она еще дала нам по кусочку серы (смолы) *). Я ее жую. За чаем хозяйкин стакан лопнул – наш отдали. Борис письмо Коле написал и побежал относить. Я «Кольчугина» перечитывала. Опять пришла Розенблюм к хозяйке. Заходили Тааль и наунакская женщина. Разговаривали с Роз. Оказывается, евреи имеют адреса многих эвакуированных. Ну и энергичные они! Потом прибегал Борис – в час на молоканку за закваской. У меня обуви не было, Сарины пимы **) одела и их кринку взяла. Побежала быстрей, никого дома не было. На дороге встретила Бориса – творог нес. Закваски нет. Я домой пошла скорей. Вечером опять приходила Роз. к хозяйке. Хозяин не пускает.
*) Смолу с молодых шишек сосны собирают ранней весной и жуют, как жвачку.
**) пимы – валенки (сиб.)

12.VI.42.
С утра наши навоз возили на поле за Голубевыми.Им там дали по участку и еще 6 участков по жребию. Окороков с ними вчера ходил на корчевку и замерил. По 5,5 соток. Которые получше, повыше места – те местным отданы, а худые, лужи – нам. У нас на участке 30 м квадр. совсем не вспаханы. После обеда пошли сажать, но пошел дождь, перемокли и обратно пришли. Я легла спать, а маме все не терпелось. Наконец, все-таки опять пошли. Приходим, там уже все садят на участках, которые по жребию. И навоз растаскали. Ну мы там взяли участочек и тоже садить стали. С одного конца-то ничего земля, а с другого чистый дерн и корни. Садили так: мама ямку роет, я навоз кладу, она засыпает его землей, я картошку кладу, / сверху снова землей/. До вечера засадили его. 2 ведра ушло.

19.VI.42,пятница, II
Мама не будет больше так сильно работать за 200 гр. хлеба, которые потом все равно получишь (эти 200 гр. давали тем, кто выполнял норму, авансом в счет расчета осенью по трудодням. Правда, по трудодням практически ничего не давали, т.к. весь урожай из колхоза забирали. Но в начале (42-ой год) мы верили, что что-то дадут), нечего вытягиваться. А то пришла совсем в отчаянии: работать не буду и есть не буду. Расплакалась. Мы ее еле успокоили. Я завтра за колбой не поеду – обувь дороже. В следующий раз с мамой вместе поеду – она на сдачу, а я себе буду собирать. Потом еще пару раз съездим. Нам еще 8 л выписали (молока). Я спросила Окорокова, кого слушать: Шамова или Настю (председателя колхоза или представителя потребкооперации. Первый посылал на колхозные работы и давал молоко, потребкооперация выдавала паек(хлеб) и платила за колбу 50 коп/кг). А
он: «Не знаю, не знаю» и смылся. Бригадир тоже.

42, пятница.
Была на покосе, Еще дальше. Ругаются.Тяжело. Ничего не поделаешь. С местными поставили. … . знаю, чем кончилось. Ушла. Девчонки все здесь. И ничего. Эха и Ан.Сол., кажется, тоже пришли. Я тогда тоже не пойду. К Ан.Сол. Казанов на покосе сильно придирался. Я 11-го после обеда ушла, хотя Шамов отпустил с вечера. По дороге заходила в кусты за смородой. Потом всю дорогу боялась. Все переехать пытались. Ветер сильный, дождь.
Забрались в пастушью будочку пастухи все и лесосплавщики. Ругаются нехорошо, говорят так страшно. Я как кошмарный сон глядела. Решила непременно, хоть на одном пайке, но учиться. Ведь это подумать, век среди них оставаться. Уже под вечер немного стихло. Андрей Иващенко перевез. Со мной одна украинка была из Лозунги, тоже переехать хотела. С покосу
шла. Там у них общ.(ественное) питание. Кашу 3 раза в день, теперь картошку, и 1 литр обрата. Все приключения и переживания писать долго. Идти боялась. Пошаливают «психи» из Бондарки. Ночевала у Лейтма. Потом все-таки поподробнее напишу. Сейчас воротилась,сижу. Знаю, что надо что-то делать. А что? с чего начать ?
———————-
1. Время открытий. Новгородский университет. Ноябрь 2013. Физико-математический факультет НГПИ. С.9. https://www.novsu.ru/file/1073813
2. Гессе И.А. Дневник на бересте / Предисловие и подготовка текста – О.А. Калкин // Псков. 2003. №19. С.201-235. https://prozhito.org/person/2625
3.

15 Апр 2021, автор: heimatzeitung

Ваш отзыв