Литературный клуб "МИР ВНУТРИ СЛОВА" (Алтайский филиал в Немецком национальном районе) /руководитель – журналист Валентина Шартнер

Феномен или абсурд?

Удивительная вещь – литература. В красивой языковой форме она может рассказать о том, что было, что есть и что будет. Она может быть русской, французской, английской, немецкой. Чаще всего национальный признак определяет страна, в которой она рождается. А что выходит из-под пера российских немцев? Русское творчество? Немецкое? И что значит “русская” в таком случае – написанная на русском языке? Или в своем содержании не выходящая за рамки нашей страны?

Литература российских немцев, несомненно, уникальна. Это феномен. Как, впрочем, и сами «российские немцы», в каждом из которых «сидит» свой Саша-Алекс (Е. Зейферт). Это как физиологические составляющие головного мозга. Как бы нам того ни хотелось, независимо от нашей воли, оба «полушария» сказываются и на поведении, и на образе мыслей, и на эмоциональном восприятии окружающего мира. Российские немцы – это своеобразный амбидекстр. Каждый отдельно взятый российский немец, конечно, может быть и «левшой» и «правшой», но природа его в любом случае останется двоякой: либо «обрусевший» немец, либо «немецкий русский». Он в любом случае будет жить по двум стандартам, празднуя оба Рождества, обе Пасхи, считая равнозначными Деда Мороза и Санта Клауса и т. д.
Само собой, на культурный пласт накладывается и исторический. В свое время российские немцы оставили серьезный след в истории России. Нельзя, к примеру, забывать о представителях немецкой диаспоры при императорском дворе, недавно почившем 15-ом патриархе Руси Алексии II, Врангеле, Крузенштерне, Рихарде Зорге и прочих, и прочих. В то же время неизгладим след в душах сегодняшнего старшего поколения российских немцев, перенесших на своих плечах перипетии ХХ века, несправедливости в отношении к нации. И это многострадальное наследие немецкого народа в России не могло не сказаться на его самосознании.
Все это и находит отражение в продуктах литературного творчества. Так или иначе, проскальзывает ощущение двоякости и ненужности. Двоякой принадлежности к обеим культурам, некоему сплаву этих культур, накопленному веками. Одновременно с этим в литературе российских немцев нередко звучат нотки чуждости (в России они – немцы, в Германии они становятся русскими), не обязательно относительно этнической отчужденности и там и там, а отчужденности вообще.
Думаю, писатели и поэты из числа российских немцев определяются не тематикой своих творений и не географическим положением, а этническим происхождением. Любой российский немец не может позиционировать себя только русским или только немцем, его самоидентификация неизбежно включает в себя обе культуры, разница может быть только в том, какое слово в определении «российский немец» он считает ключевым. Но одно другого никогда не исключает.

Написать комментарий: "Феномен или абсурд?"

Облако тегов