Литературный клуб "МИР ВНУТРИ СЛОВА" (Алтайский филиал в Немецком национальном районе) /руководитель – журналист Валентина Шартнер

Новоселы по неволе

автор - Зинаида Юхман

По весенней распутице, надсадно ревы моторами, карабкались наперерез Плач-горе измызганные, заляпанные грязью полуторки. Колеса машин, опутанные цепями, позвякивали, как кандалы. Дремавшие, тесно прижавшись друг к другу, люди были такими измотанными и уставшими, что казалось, их головы, качавшиеся из стороны в сторону, вот-вот оторвутся от опутанных тряпьем шей. На узлах вповалку лежали ребятишки, укутанные до самых глаз.

Машины, кое-как осилив подъем, легко скатились под уклон и, подрулив к конторе, остановились. Сопровождающие не разрешили людям спрыгнуть с машин, чтобы поразмять затекшие ноги. Поговорив о чем-то с правленцами, они сели в машины, и те покатили за село, минуя деревенский погост, сплошь утыканный новыми, поспешно сколоченными крестами над могилками без оградок. Удручающе подействовала на людей эта картина, говорившая сама за себя. Только Богу известно, что за мысли возникали у них в головах. Одно было ясно всем: слишком голодно жилось на селе.

Оставив «живой груз», машины тронулись в обратный путь.

Приезжие сразу разбились на две группы. В одной из низ руководил людьми высокий рыжебородый мужчина в черной шапке-папахе, черкеске с чеканным ремешком и в странных обутках, каких здесь отродясь не видывали. Женщины, все в черном, укутанные шалями, разбирая пожитки, смотрели испуганно. Тут же, между узлами, сновали шустрые, как воробьи, ребятишки. Им не было ни в чем запрета.

Другая группа, более многочисленная, состояла в основном из женщин и детей. Голубоглазые и светловолосые, они как будто все были на одно лицо. И всех отличала какая-то чистоплотность и аккуратность во всем. Встав в круг, они тихо, без суеты о чем-то переговаривались. Дети сидели около выгруженных узлов, как мышата, не проронив ни слова.

Затем приезжие развязали котомки, достали несколько лопат с короткими черенками и заступ, начали расчищать площадки для костров. Так обустраивались на новом неприветливом месте новоселы по неволе.

Местное население сводило концы с концами, заготавливая на зиму дары природы, а весной на горном слизуне и луке перебивалось до первой картошки-моркошки.

Особенно бедствовали новоселы. Чеченцы, объединившись в одну семью, добывали себе пропитание праведными и неправедными путями, промышляя в большинстве своем воровством с огородов да колхозных полей.

Немецкое поселение было посовестливее. Богобоязненные люди шли на любые тяжелые работы в колхоз, ходили по домам, выполняя за чашку съестного всякое предложенное дело.

… Поселянка Мария осталась одна с тремя детьми: Евой, Робертом и Марией. Работала с деревенскими бабами на прополке свеклы, там и познакомилась с Анастасией Веденеевной, рассказала ей о своем бедственном положении. Та помогла женщине перебраться в пустовавшую избенку, всячески подкармливала ее детей, хоть у самой было шестеро внуков – шестеро голодных ртов.

… В этот день Мария была как бы не в себе. Молча, с заметным усилием поднимала тяпку. На уговоры баб отдохнуть стискивала зубы и продолжала шаг за шагом идти по своему рядку. Дойдя до края, присела… и больше уже не поднялась.

На следующий день Марию похоронили не кладбище за селом, завернув в чистые лоскуты холста. Детей подкармливали всем селом, кто чем мог, пока их не определили в детский дом.

(Печатается в сокращении)

Написать комментарий: "Новоселы по неволе"

Облако тегов