Архив рубрики: ‘История РН’

«Спасибо за то, что помните»

Этими словами провожала нас почти каждая семья, в которой мы побывали во время экспедиции.

Изучение истории немцев в нашем регионе – одно из приоритетных направлений деятельности автономии. Это и сбор воспоминаний ветеранов, и научно-практические конференции, это и создание фильмов о жизни отдельных людей и публикации в печати.

Наиболее системным сбор материалов по истории немцев в Коми стал в последние годы благодаря проведению этнографических экспедиций в местах спецпоселений российских немцев.

5 июля завершилась этнографическая экспедиция в Сысольском районе. В период с 30-50 года XX века в Сысольский район было репрессировано большое количество людей, которые были сосланы в спецпоселения. В течение года местное отделение немецкой автономии собирало родословные этих семей. И вот настал момент, когда  в с.Визинга собрались начинающие и уже опытные этнографы. Научным руководителем экспедиции стал Михаил Борисович Рогачев, известный историк и публицист. В результате экспедиции собраны воспоминания, документы, фото и видео материалы. На данный момент проводится камеральная обработка собранного материала.  На её основе будет  подготовлена передвижная выставка и материал для книги памяти. Выставка будет представлена в Сыктывкаре в день памяти и скорби российских немцев 28 августа.

Каждый день мы опрашивали людей со сложной судьбой, репрессированных тоталитарным режимом. И каждый из них спрашивал: «За что? Что мы сделали?»

Воспоминания детства Реера Грунвальда Ивановича (1930г.р.):

«Ночью к дому на коне прискакал комендант Гарлиш с плеткой и пистолетом. Чуть ли не застрелил отца. Сказал, чтобы немедленно все собирались, потому что немцы проводят эвакуацию. Семья Рееров в числе многих других семей пошли пешком в Щипетовку. Там вагоны стали бомбить советские войска. Грунвальд Григорьевич видел как к дереву был привязан мертвый немецкий офицер.  Из-за бомбежки была неразбериха и брат Алексей смог убежать. Как потом стало известно его потом приютила одна женщина. Так семья попала в город Лисманнштадт. В 1942 году он попал в немецкий лагерь «Еврейский клуб» в городе Оберлик. Из парней, которым не было еще 18, хотели сделать эсэсовцев. Но из парней, которые с ним приехали, успели отправить только одного на службу.

Прожил там он около шести месяцев. Семья работала у Herr von Schauber. Бабушка и дедушка на тот момент были определены в дом пристарелых. Грунвальд работал у владельца хозяйственного магазина херра Зандерса, жена которого часто болела и была бесплодна. Хозяин относился к нему как к сыну. Приходилось делать всякую работу и по дому и в магазине. Он вывозил снег на поле, работал в магазине, убирался дома. Магазин никогда не закрывался, хозяин ему сказал, что если магазин закроется, то больше никогда не откроется. Хозяин часто ему показывал богатый санаторий для господ, который находился на горе. В Германии все было очень строго, например одним из наказаний было: провинившегося сажали на ночь в погреб с крысами и там они его заживо съедали. Господа ели очень хорошо ( слой масла был на много больше слоя хлеба на завтрак, а сверху клали кусочки мармелада). В лагере кормили плохо ( завтрак и ужин – чашка кофе, булочка; обед – ложка шпината, две картошины ). Его младший брат ввиду маленького возраста получал на одну булочку больше, но делился половинкой с братом. Затем Грунвальд, когда родители построили херру Шауберту дом, переехал к ним.

Когда стали подходить советские войска, в 1943 году их перевезли в Чехословакию, Эгер, Карловы Вары. Мать из- за беременности осталась в Оберлике и родила мертвого сына. После войны ее увезли в Вологду. Бабушка и дедушка были сосланы в Иваново, там они позднее и встретились с внуком Алексеем, который там обучался. Полгода семья пробыла в Эгере, откуда их не выпускали никуда. Чехословакию освободили американцы. Чехи проверяли освобожденных людей на то, взяли ли они золото. А Грунвальд, засунув позолоченные часы в хлеб, намазанный маслом, прошел этот контроль. Приехали послы различных наций. Русский посол записал фамилии этих людей. Забирали их через Эльбу. Со сборного пункта всех отправляли домой. Всех, кроме лиц немецкой национальности.»

Воспоминания Попковой (Лох) Татьяны Александровны:

«В 1930 году Васе Лох было одиннадцать лет. Он навсегда запомнил, как распродавали имущество семьи. В течение трех дней, как на аукционе, проходили торги. В 1930-ом году,  объявили, что семью Лох высылают. На сборы дали один час. 25 человек, взрослых и детей, отправили на железнодорожную станцию в Покровское (ныне город Энгельс Саратовской области). Поклажу и детей везли на подводах, следом пешком шли взрослые.

В пути задохнулась шестимесячная Зельма. Родственникам не разрешили ее похоронить. Ребенка забрали. Андрей Иванович и его жена Эмма Андреевна, родители Зельмы, в дороге потеряют и старшую дочь Марту, которой было всего три года.»

Разные судьбы, разные жизни, одно горе. Одно на всех.

Мы снова здесь, у Памятника предкам,

Мы вспоминаем вновь их горькую судьбу,

Приходим мы сюда довольно редко,

И каждый с памятью своей ведёт борьбу.

Почти зажили кровоточащие раны,

Но нету сил простить обиду тем,

Кто нас осиротил, отцов тиранил,

Кто к власти шёл по пирамидам тел.

Дожили мы до старости глубокой,

Об убиенных всё скорбит душа.

Кто здесь лежит, а кто совсем далёко:

На Севере, в болотах, камышах.

Вам, испытавшим злые муки ада,

Земной террор, жестокость палачей,

Ужасную судьбу Советского ГУЛАГа,

Горит костёр из восковых свечей.

«Autonome Sozialistische Sowjetrepublik der Wolgadeutschen»

«Autonome Sozialistische  Sowjetrepublik der  Wolgadeutschen»

19 октября 1918 образовалась АССР    немцев Поволжья (нем. Autonome      Sozialistische Sowjetrepublik der  Wolgadeutschen). Она называлась  также Трудовой коммуной немцев    Поволжья. С 24 июля 1922 её  административным центром стал г. Покровск (в 1931 переименованный в г. Энгельс).

АО немцев Поволжья включала 3 уезда (Голокарамышский — с. Голый Карамыш, Екатериненштадтский — г. Екатериненштадт и Ровенский — с. Ровное, а 22 июня 1922 в состав области включен Покровский уезд)

В 1922 году в области немцев Поволжья появились кантоны. АССР Немцев Поволжья включала 22 кантона: Бальцерский, Гмелинский, Гнаденфлюрский, Добринский, Зельманский, Золотовский, Иловатский, Каменский, Красноярский, Краснокутский, Куккусский, Лизандергейский, Мариентальский, Марксштадтский, Палласовский, Старо-Полтавский, Терновский, Унтервальденский, Фёдоровский, Франкский, Экгеймский, Эрленбахский кантоны и г. Энгельс.

Кантон (от франц. canton – округ), административно-территориальная единица в СССР, существовавшая в 1919-41. Проект административного деления по образцу швейцарских кантонов предлагался ещё в 1766 вызывателем бароном Борегардом для поселения колонистов на Левобережье Волги. Но до сих пор остаётся неясным, почему вдруг районы АО НП были переименованы в кантоны.

12 июня 1924 года немецкий язык был введен в качестве второго государственного и как язык обучения в школах. В тот период быстрыми темпами началось строительство народного образования и создание немецкого государственного издательства. Принятой в 1937 году Конституцией (Основным Законом) АССР Немцев Поволжья государственными языками республики были установлены русский и немецкий.

Насчитывались 171 национальная средняя школа, 11 техникумов, 3 рабфака, 5 вузов. Кроме того, имелось 172 колхозных клуба, домов культуры, Немецкий национальный театр и детский театр. Издавалась 21 газета на немецком языке.

Национальный состав АССР Немцев Поволжья по переписям 1926 и 1939 годов:

Национальность

Число (1926)

% (1926)

Число (1939)

% (1939)

Немцы

379 630

66,42 %

366 685

60,46 %

Русские

116 561

20,39 %

156 027

25,72 %

Украинцы

68 561

11,99 %

58 248

9,6 %

Казахи

1353

0,24 %

8988

1,48 %

Татары

2109

0,37 %

4074

0,67 %

Мордва

1429

0,25 %

3048

0,5 %

Белорусы

159

0,03 %

1636

0,27 %

Китайцы

5

0 %

1284

0,21 %

Евреи

152

0,026 %

1216

0,20 %

Другие

1619

0,28 %

5326

0,88 %

Всего

571 578

(100,00 %)

606 532

(100,00 %)

Локализовано: Русскоязычные темы для ВордПресс