Антология литературы российских немцев

ОДНА ИЗ ВОЗВРАЩЁННЫХ ЛИТЕРАТУР, или ЗЁРНА НА ЛАДОНИ

Международный союз немецкой культуры готовит к печати Антологию литературы российских немцев. Книга выходит при поддержке Министерства иностранных дел Германии и Министерства регионального развития Российской Федерации.

Руководитель проекта – первый заместитель председателя Международного союза немецкой культуры, вице-президент Федералистского союза национальных меньшинств Европы О.К. Мартенс

Редакционная коллегия:

ответственный редактор, руководитель редколлегии – доктор филологических наук, профессор кафедры теоретической и исторической поэтики Российского государственного гуманитарного университета Е.И. Зейферт

члены редколлегии – кандидат филологических наук, заведующая отделом мировой литературы и международных связей Института литературы и искусства им. М.О. Ауэзова Министерства образования и науки Республики Казахстан С.В. Ананьева, доктор филологических наук, профессор кафедры зарубежной литературы Тюменского государственного университета Г.И. Данилина, доктор филологических наук,профессор кафедры теории литературы Тверского государственного университета Ю.В. Доманский,преподаватель немецкого языка Новоскатовского центра немецкой культуры, член Совета региональной немецкой национально-культурной автономии Омской области С.Г. Качеровская, кандидат филологических наук, заместитель исполнительного директора по проектной деятельности Международного союза немецкой культуры А.Р. Лейман, кандидат филологических наук, доцент кафедры литературы, культурологии и художественного образования Омского государственного педагогического университета В.Г. Пожидаева,магистр филологии А.А. Шуклин

Авторы антологии «Навстречу недоверчивому солнцу»/ «Der misstrauischen Sonne entgegen» – российские немцы (Russlаnddeutsche), то есть потомки германских эмигрантов в Россию. Это писатели, живущие (или жившие) в России и других странах СНГ, а также в Германии. Историческая судьба российско-немецкого народа полна перипетий, поэтому и образ отечества у него многогранен.

В названии антологии ­– цитата из стихотворения Роберта Вебера «О судьбе моего народа» («Vom Schicksal meines Volkes»). Это произведение представляет собой развёрнутую метафору. Автор сравнивает российских немцев с сухими семенами: «Сухие семена / выжатого лимона / в тёплом песке / на берегу утренней Волги…»(«Die trockenen Samen / einer ausgequetschten Zitrone / im heißen Sand / ammorgendlichen Wolgaufer…»)… Лирический герой бережно собирает сухие семена лимона и отправляет их вниз по реке – навстречу недоверчивому cолнцу. Даже солнце не верит в силы российских немцев, но их движение вперёд не напрасно.

Российско-немецкая литература, несмотря на исторические трудности, следует тем же законам развития, что и другие литературы, и, как и все они, идёт индивидуальным путём. В советское время её замалчивали и не называли в перечне “пяти немецких литератур”, к которым относили литературы немцев ФРГ, ГДР, Австрии, немецкоязычной Швейцарии и Румынии. Сейчас литература российских немцев переживает период обновления. С конца 1980-х – начала 1990 гг. она раскрепостилась, задышала.


Казалось бы, общий для всех постсоветских литератур процесс – писателя лишили профессионального статуса, финансовой поддержки, литературные гонорары стали ничтожными, – должен был ослабить и без того измученную российско-немецкую литературу. Но было много и положительных сторон. Новые произведения постсоветских авторов всех национальностей стали ценнее благодаря идеологической свободе. К тому же в это время бывшие советские литераторы окунулись в многообразие современной и возвращённой мировой литературы. Российским немцам изменение положения в стране дало особенно мощный толчок, ведь они вообще не привыкли к свободе, но уже выработали некоторый иммунитет в преодолении трудностей. Их нельзя было остановить отсутствием гонораров.

Конечно, в эти годы российско-немецкую литературу подточило разделение российских немцев на «немцев Германии» и «немцев СНГ», а также неполное двуязычие. Если бы каждый российско-немецкий литератор владел русским и немецким как языками творчества, единение в писательской и читательской среде было бы более тесным.

Внутренние резервы российско-немецкого этноса помогли писателям – российским немцам в Германии. В 1990-е гг. началось возрождение немецкого языка в творчестве. Остаток писательского контингента, не покинувший СНГ, в достаточной мере обрёл право голоса на русском языке и, на равных с другими, печати.

Почему для антологии выбрана российско-немецкая литература именно второй половины XX – начала XXI в.? Этот исторический этап является наиболее сложным для российских немцев, переживших депортацию, трудармию, спецпоселение, тщетность восстановления Республики немцев Поволжья, эмиграцию в Германию. На подобных этапах этнос наиболее резко и глубоко проявляет национальные черты. К тому же существует научная версия о том, что говорить о российских немцах как об окончательно сложившейся этнической группе можно только с 1941 г. – исторические трудности сплотили российских немцев.

Предназначение новой антологии – приблизить российско-немецкую литературу к широкой читательской публике, сделать нашу литературу частью словесности, активно востребованной не только российско-немецким, но и многонациональным широким читателем, показать живую картину состояния российско-немецкой литературы, в том числе очевидную искажённость её развития и стремление найти свой путь.

В чём особая актуальность выхода этой антологии? Этот вопрос тесно связан с другим: есть ли у российско-немецкой литературы читатель?

Портал RusDeutsch.ru в 2009 г. провёл опрос с целью выяснения, владеют ли люди информацией о литературе российских немцев и как они оценивают её современное состояние. Вопрос на сайте предполагал выбор варианта ответа. Практически сразу начали лидировать два ответа – «Ничего не знаю о литературе российских немцев» (этот ответ – абсолютный лидер) и «Литература российских немцев достигла классического мирового уровня». Считать российско-немецкую литературу классикой – значит тоже немного знать о ней. Ведь классику мирового уровня переводят на разные языки мира, у неё многонациональный читатель. С нашей литературой пока такого не происходит. Примерно пятая часть респондентов выбрала ответ «Литературы российских немцев сегодня нет», был активен и вариант «Литература российских немцев находится в состоянии упадка». А правильный ответ «Литература российских немцев переживает период обновления» – к сожалению, был явным аутсайдером.

Главный вывод, который напрашивался уже в процессе опроса: остро необходима популяризация российско-немецкой литературы. Российско-немецкую литературу важно привести к читателю, а читателя – к российско-немецкой литературе.

Важно насытить книжный рынок качественной российско-немецкой литературой, чтобы у читателя был к ней доступ, а авторам осознать, что немецкий и русский книжные рынки можно завоевать только на языке оригинала или качественного перевода. Живя в Германии и создавая русскоязычные произведения, автор на исторической родине обречён на «широкую известность в узких кругах». Он может публиковаться в России на русском языке или в Германии в немецких переводах.

Чтобы приблизить российско-немецкую литературу к широкой читательской публике, в первую очередь необходимо солидными тиражами выпустить в свет книги первостепенных российско-немецких авторов – Виктора Шнитке, Вальдемара Вебера, Роберта Вебера, Олега Клинга, Виктора Штрека, Александра Райзера, Игоря Гергенрёдера, Виктора Гейнца, Александра Шмидта, Лоры Раймер и других талантливых писателей.

Российско-немецкой литературе нужен читатель не только российский немец. Неумеренное маркирование этничности литературы даже при её тиражировании может лишь усугубить её изоляцию в издательской и читательской среде. Количественный рост изданий здесь очень важен, но никто не гарантирует качественный скачок, законы диалектики могут сработать иначе. А продолжать вариться в собственном соку губительно.

Литература российских немцев долгое время комплексно не изучалась, и закономерно возникал вопрос – почему одновременно с началом процесса обновления литературы и пробуждением интереса к истории российских немцев, этнографии, не было такого же интереса к истории литературы российских немцев?История российско-немецкой литературы – пласт как раз изученный, но только в сравнении с двумя другими основными литературоведческими областями – теорией литературы и литературной критикой. Над историей литературы российских немцев разных периодов и её классификацией и периодизацией работали Э. Репина, Франц Шиллер, В. Клейн, Д. Гольман, В. Эккерт, Г. Вормсбехер, Н. Паульзен, А. Дульзон, Д. Вагнер и другие учёные и деятели культуры. Общность их периодизаций – опора на историю советского и постсоветского периодов, но исторический критерий служит здесь литературным целям.

В период депортации и последующий за ней период преемственность между поколениями российско-немецких писателей нарушилась, но не исчезла. Преемственности не было в общепринятом, здоровом смысле: “Я читаю книгу старшего современника, я получаю эстетическое воспитание”. Искажению преемственности было множество причин – уничтожение (моральное и физическое) российско-немецких писателей, их отдалённость (изолированность!) от культурных центров, невозможность для российских немцев не только получать высшее, в том числе литературное образование, но даже уделять должное внимание письму, творчеству. И главная причина – жестокая цензура, практически полное табу на публикации. Российско-немецкая молодёжь росла, в лучшем случае читая произведения старших авторов в рукописных, нередко анонимных вариантах. У российско-немецкой литературы нарушена коммуникативная цепочка «автор – текст – читатель». “Оттепель” приоткрыла российско-немецкой литературе дорогу в печать, но произведения выходили в свет либо по-советски выхолощенными, либо ориентированными на особого, подготовленного читателя. Искушённый советский читатель был в целом готов к восприятию подтекста, российско-немецкий советский читатель – к тому же к восприятию своего, национального подтекста. Понятна ли российско-немецкая литература того времени сегодняшнему читателю?

В сложных для российских немцев исторических условиях сформировался особый тип российско-немецкого читателя-“соавтора”, способного считать смыслы национальных аллюзий, самостоятельно заполнить оставленные автором лакуны, уловить “подтекст”. Российско-немецкая литература оказалась малодоступной для широкой читательской публики. Причин тому несколько – кроме «эзопова языка», разрыв с современной литературой вследствие изоляции, а также двуязычие.

Исторически возник замкнутый круг: российско-немецкая литература неизвестна, поэтому её не читают и не изучают; российско-немецкую литературу не читают и не изучают, потому что она неизвестна.

Новая антология – шаг на пути к размыканию этого круга.

Помимо данной, популярной, антологии, важно издание и академической антологии с текстологическими комментариями, ранними и поздними редакциями текстов, вариантами переводов художественных произведений. Российско-немецкая поэзия, к примеру, второй половины XX – начала XXI в. может быть издана в формате большой серии «Библиотеки поэта» с обстоятельной вступительной статьёй и богатыми примечаниями по поводу истории написания и издания (либо запрета на издание) произведений. В создании академической антологии помогут фонды общественных российско-немецких библиотек (к примеру, это научная библиотека Международного союза немецкой культуры, Москва; библиотека Землячества немцев из России, Штутгарт), а также частные архивы рукописей и книг, хранящиеся, например, у Герольда Бельгера, Гуго Вормсбехера, автора этой статьи.

Нуждается в отдельном издании и антология российско-немецкой литературы для детей (яркие авторы – Нора Пфеффер, Нелли Ваккер, Надежда Рунде и др.).

На сегодняшний день имеются немногочисленные антологии и сборники российско-немецкой литературы:

1) антологии российско-немецкой поэзии и прозы, такие как „Anthologie dersowjetdeutschen Literatur. In 3 Bänden” (составитель Р. Жакмьен, редактор К. Эрлих;Алма-Ата, 1981), „Zwischen “Kirgisen-Michel” und “Wolga, Wiege unserer Hoffnung”. Lesebuch zur russlanddeutschen Literatur. Sonderausgabe der Wochenschrift “Zeitung für dich” (составители О. Бадер, Э. Берг, Н. Паульзен; Славгород, 1998); „Russlanddeutsche Literatur. Lesebuch” В. Мангольда (Штутгарт, 1999);

2) коллективные сборники, такие как „Vaterhaus“ („Отчий дом“), „Die Glocken in der Erde“ („Подземные колокола“) и др.;

3) книги, включающие в себя антологические выборки текстов российско-немецких авторов: «Russland-Deutsche Autoren. Weggefahrten, Weggestalter 1964-1990» Р. Кайля (Flensburg, 1994);

4) хрестоматии, к примеру, «Sowjetdeutsche Literatur. Lehr- und Lesebuch für die 8. Klasse der Schulen mit muttersprachlichem Deutschunterricht“ (Москва,1989).

Отличие новой антологии от уже выпущенных в том, что она охватывает период второй половины XX – начала XXI в., который является наиболее сложным для российских немцев; даёт не только историко-литературный, но и теоретический обзор литературы российских немцев; представляет имена, редко встречающиеся в прежних антологиях или не встречающиеся в них (Виктор Ротт, Борис Петерс и др.); предлагает ряд автопереводов произведений российско-немецких литераторов; ориентирована на современного читателя “качественной” литературы.

Составители антологии относят к писателям – российским немцам именно этнических Russlanddeutsche, но допускают редчайшие исключения, следуя в этих отступлениях расширительному пониманию российско-немецкой литературной группы Герольдом Бельгером. В свой биобиблиографический справочник «Российские немецкие писатели» он включил три категории литераторов, которые обозначил следующим образом: «немецкоязычные немцы, пишущие, главным образом, о жизни немцев», «этнические немцы, пишущие на русском или других языках, преимущественно на немецкую тематику» и «представители иных национальностей, пишущие на немецком языке и на немецкую тематику и живущие на территории экс-СССР».

По расширительному пониманию, к российско-немецким литераторам относится, к примеру, Лия Франк. Автор еврейской национальности, она буквально срослась с культурой российских немцев – ментально и духовно. Л. Франк родилась в 1921 г. в Каунасе, с 1960 года жила в Душанбе, где преподавала в университете немецкий и латинский языки. Была активной участницей советских немецких конгрессов и съездов. В 1988 г. эмигрировала в Германию. Пишет произведения на немецком языке, активно публиковалась в сборниках российско-немецких писателей.

Писатель Юрий Мамлеев, размышляя о феномене русского человека, пришёл к выводу, что не только в русском от рождения, но и в иностранце может воплотиться русская душа. Так и российско-немецкая ментальность может быть воспринята человеком другой национальности. Но ещё раз подчеркнём: критерий этнической принадлежности важен, и такие литературные явления, как творчество Лии Франк, – лишь исключения, подчёркивающие правило.

Российские немцы нередко пишут на немецком и русском языках, это уникальная этническая черта. Выделяются различные виды использования ими языка в творчестве. Наиболее интересный из них – полное (двустороннее) двуязычие. Так, Вальдемар Вебер и Александр Райзер одинаково свободно пишут на немецком и русском языках. Неполное (одностороннее) двуязычие включает в себя две разновидности. В первом случае писатель пишет преимущественно на немецком языке, владея русским языком и переводя с русского на немецкий (Иоганн Варкентин). Во втором – использует в своём творчестве русский язык, зная немецкий язык и прибегая к нему в переводах с немецкого на русский (Роберт Лейнонен). Одноязычие также представлено двумя разновидностями: автор использует в своём творчестве только русский язык (Борис Петерс); автор пишет только на немецком языке (Нелли Дэс).

Творчество автора может эволюционировать, к примеру, от одноязычия к неполному или даже полному двуязычию (либо в обратной последовательности). Молодые российско-немецкие авторы, в детском или юном возрасте эмигрировавшие в Германию, пишут преимущественно на немецком языке (Лена Классен, Иоганн Трупп, Антон Митляйдер, Нелли Гергенрёдер и др.). Преобладание немецкого или русского языка зависит от территории проживания.

Целевая направленность этой книги – максимально широко отразить ментальные возможности российско-немецких писателей, представляя их произведения на двух, русском и немецком, языках, в том числе автопереводы с немецкого на русский и с русского на немецкий. Мы отбирали лишь те тексты, которые являются результатом непосредственной творческой деятельности автора, плодом его художественного мышления: в книгу не включались переводы, сделанные другими авторами. Тексты в антологии отражают разные типы двуязычия.

В выборе тематики произведений для новой антологии составителям пришлось исходить из двух диалектически противоположных принципов. Первый из них – ориентация на широкого читателя художественной литературы, то есть в первую очередь отбор произведений по критерию высокого качества. За этим следует намеренный отказ от произведений с предельно узкой тематикой, обращение к «вечным», вненациональным темам. Второй – сохранение этнической российско-немецкой идентичности, то есть создание специфического мотивного поля, формирование круга тем, прямо или косвенно связанных с ментальными переживаниями российских немцев, в том числе в произведениях с автобиографическими элементами.

Каким образом можно соединить эти два требования в одном с пользой для читателя? Мы руководствовались принципом «золотой середины», а именно стремлением отойти от крайней узости и максимальной широты тематики. Так совместились две диалектически противоположные задачи – создание «золотой коллекции» российско-немецкой литературы, интересной для широкого и элитарного читателя, и отражение живого процесса затруднённого развития российско-немецкой литературы второй половины XX – начала XXI в. в предельно неблагоприятных исторических условиях. Читателю важно знать, из какого широкого, живого материала сделана выборка произведений, на каком фоне они бытовали, ощутить специфику представленной в сборнике литературы.

Важной составляющей новой антологии стало отражение в ней особой российско-немецкой ментальности, этнической картины мира российских немцев – на уровнях тем, образов, мотивов, русско-немецкого двуязычия, жанрового поля.

Российско-немецкая литература сейчас, не забывая прошлого, уже активно обращается к «вечной», наднациональной тематике. Идентичность российских немцев в литературе (и в искусстве в целом) может проявляться не только прямо, но и косвенно. Поэтому сугубо российско-немецкая тематика – доминантный, но не обязательный признак литературы российских немцев. Их этническую картину мира можно передать не только на тематическом уровне.

Таким образом, принципами создания новой антологии становятся прямая этническая принадлежность её авторов к российско-немецкому этносу, высокое эстетическое качество произведений, отражение этнической картины мира российских немцев, особая тематика, русско-немецкое двуязычие авторов.

Наша антология не стремится давать подробные сведения о жизни авторов. Ведь имеется биобиблиографический справочник Г. Бельгера «Russlanddeutsche Schriftsteller. Von den Anfängen bis zur Gegenwart» (последнее переиздание, на немецком языке, – 2010 года), к которому всегда может обратиться читатель.

Каков принцип отбора конкретных имён для антологии? В его основе лежит метафорический образ «зёрен на ладони», который интерпретируется таким образом: «Опускаем ладони в отборное, золотое зерно и поднимаем к свету те зёрна, что оказались на ладонях. Этим зёрнам мы даём жизнь, растим для читателей. Остальные ждут своего света. Вслед за нашей антологией неизбежно выйдут в свет другие. И эта книга будет расширяться при последующих переизданиях».

Антология нуждается в расширении. Читатель держит в руках книгу, судьба которой, при счастливом стечении обстоятельств, – ­дополняться новыми именами и текстами при последующих переизданиях. О таких писателях как Рейнгольд Лейс, Александр Реймген, Вольдемар Эккерт, Владимир Гесс, Лена Классен и другие, уже готовятся материалы.

Антология может не просто расширяться, а стать многотомным изданием. Ведь в нашей литературе много достойных имён. Это Андреас Крамер, Давид Иост, Андреас Закс, Давид Лёвен, Освальд Пладерс, Зепп Остеррайхер (Борис Брайнин), Эвальд Катценштайн, Николаус Райхерт, Леонгард Маркс, Эрна Гуммель, Леонид Гартунг, Вильгельм Брунгардт, Александр Бреттманн, Герман Арнгольд, Иоганн Бер, Герберт Генке, Сергей Герман, Элеонора Гуммель, Евгений Мауль, Антон Митляйдер, Арно Прахт, Вольдемар Эйснер, Константин Эрлих, Генрих Дик, Эльза Ульмер, Владимир Штеле, Надежда Рунде, Агнес Гизбрехт, Анатолий Штайгер, Курт Гейн, Эдмунд Матер, Александр Фитц, Виллибальд Файст, Альвина Беннер, Георг Гааб, Вальдемар Люфт, Вальдемар Ванке, Светлана Фельде, Эдуард Бернгард, Олег Эйрих, Эдуард Венц, Нина Лёзер, Фридрих Миллер, Егор Гамм, Валентина Раймер, Ида Барстон, Бруно Томан, Инга Томан, Юрий Шайдт, Станислав Шайдт, Ульяна Ильина, Владимир Гесс, Иоганн Трупп, Юрий Бендер, Валентина Коробова, Эльвира Шик, Виктория Мораш, Игорь Майер, Елена Гриненвальд, Ольга Колпакова, Павел Блюме, Евгений Больдт и мн. др. Пусть простят меня те, кого я не упомянула, но чьё творчество ценю и изучаю. Помимо «чистых» писателей, важно уделить внимание авторам с яркой публицистической составляющей творчества – Эрнсту Кончаку, Герхарду Вольтеру, Роберту Корну, Розе Штейнмарк, Артуру Герману, Нине Паульзен, Давиду Вагнеру, Рейнгарду Кёльну, Лео Герману и др. Границы списка имён открыты.

Важно отдельно сказать об особом российско-немецком «авторе» – «Autor unbekannt», «der Anonym» [«Автор неизвестен, аноним»]. В сложных исторических условиях некоторые имена оказались затеряны, а отдельные авторы под страхом усиления репрессий намеренно не подписывали свои произведения. Если говорить об исторической памяти, то памятником неизвестному российско-немецкому писателю-анониму, который в суровое время не мог расписаться под своим произведением, как под приказом о собственной смертной казни, должно стать возвращённое ему имя.

Российско-немецкая литература – это уникальное художественное явление, рождённое своеобразным молодым этносом, судьба которого полна исторических перипетий. Это часть мировой литературы. Приглашаем вас к ознакомлению с ней.

Cердечно благодарю коллектив составителей антологии за неравнодушное отношение к непростому художественному материалу.

Елена Зейферт,

доктор филологических наук,

профессор Российского

государственного

гуманитарного университета

Термин главного редактора журнала «Знамя» проф. С.И. Чупринина.

Термин проф. В.В. Бадикова.

Термин проф. В.В. Бадикова.

Отзывов (4).

  1. Яков Гринемаер пишет 12.09.12 в 11:40 дп

    Уважаемая Елена!
    С большим интересом ознакомился с вашей статьей!Хотелось бы, чтобы в антологии нашло отражение и творчество наших алтайских писателей, российских немцев, которые творили в этот период времени.В 2011году, в Барнауле, была издана двуязычная антология «Встречи в августе», которая включает в себя стихи восьми алтайских поэтов, российских немцев, живущих и творящих во второй половине ХХ века и переводы их стихов современными алтайскими поэтами.Также в 2012 году издан еще один двуязычный проект -поэма Александра Бекка «Кункель в суетном мире» на немецком языке и вольный перевод ее Александром Паком.Большинство из авторов упомянутых проектов -члены Союза писателей России.Хотелось бы услышать Ваше профессиональное мнение об этих проектах.Для этого готов направить их в pdf-формате на обозн. Вами адрес.С надеждой на сотрудничество.

  2. Litklub пишет 12.09.12 в 11:40 дп

    Я получила в подарок Вашу Антологию весной и считаю, что она представляет собой одно из лучших изданий поэзии российских немцев. Такие талантливые русские поэты перевели российских немцев! Я восхищена этим изданием. Профессиональная рифма, метр, строфа… А лексика – насколько удачно подобраны эквиваленты образов. Можете ли вы подарить нам книгу Бекка-Пака? Пусть автор пришлёт нам на адрес Международного союза немецкой культуры.

  3. Ирина пишет 12.09.12 в 11:40 дп

    А где можно приобрести эту антологию?

  4. Litklub пишет 12.09.12 в 11:40 дп

    Будет произведена рассылка Антологии по немецким центрам встреч.

Ваш отзыв